Allelic variants of rs1800801 polymorphism in patients with stroke



Cite item

Abstract

Aim. To study the association of single nucleotide polymorphism (SNP) rs556621 (G>T) with the development of stroke in patients of the East Siberian population with cardiovascular pathology and risk factors. Material and methods. The study involved 260 patients with stroke (157 men and 103 women) and 272 patients of the control group (170 men and 102 women). The following cardiovascular pathology and risk factors were present in the patients of the main group: arterial hypertension, paroxysmal supraventricular tachycardias, dyslipidemia, atherosclerosis of the brachiocephalic arteries, disorders of the hemostatic system. All patients underwent clinical, instrumental and molecular genetic examination. Statistical processing of the material was carried out using the set of application programs Statistica for Windows 7.0, Excel and SPSS 22. Results. As a result of the study, no statistically significant associations of genotypes and alleles of the rs1800801 polymorphism (C>T) with stroke were found in any of the analyzed groups and subgroups. Conclusion. SNP rs1800801 (C>T) does not have a significant effect on the development of stroke in people of the East Siberian population, regardless of the preceding cardiovascular pathology and risk factors.

Full Text

Введение Однонуклеотидный полиморфизм (ОНП) rs1800801 (C>T) расположен на коротком плече хромосомы 12, локализация: chr12:14885854 (GRCh38.p12). Rs1800801 (C>T) является аллельным полиморфизмом гена Matrix gla protein (MGP), кодирующего витамин K-зависимый белок, секретируемый хондроцитами и клетками гладких мышц сосудов. Матричный Gla-белок содержится в стенках артерий и вен, согласно литературным данным, он играет ингибирующую роль в физиологической и эктопической кальцификации, а также участвует в физиологическом и патологическом ангиогенезе [1]. Учитывая основную функцию гена MGP, предшествующие исследования полиморфизма rs1800801 были направлены на изучение его связи с поражением коронарных и церебральных артерий для получения возможности использования указанного ОНП в качестве дополнительного фактора риска (ФР) острых сердечно-сосудистых событий у пациентов. В европейской популяции была доказана ассоциация редкого аллеля ОНП rs1800801 с уменьшением количества и выраженности кальцификации коронарных артерий по данным мультидетекторнной компьютерной томографии (КТ) по сравнению с носителями распространенного аллеля. Однако статистически значимые связи были получены только в подгруппе мужчин [2]. В ретроспективном когортном исследовании в группе из 134 пациентов, находящихся на гемодиализе, были исследованы связи между полиморфизмами T-138C rs1800802 и G-7A rs1800801 гена MGP и прогрессированием кальцификации сосудов по данным мультидетекторнной КТ. Множественный регрессионный анализ показал, то генотип СС-полиморфизма rs1800802 (T-138C) является одним из ФР прогрессирования артериальной кальцификации. В отношении полиморфизма rs1800801(G-7A) статистически значимых результатов получено не было [3]. Исследование полиморфизмов гена MGP в иранской популяции не выявило значимых ассоциаций с выраженностью атеросклероза коронарных артерий. У 182 пациентов были проведены коронароангиография и исследование генотипов полиморфизмов rs1800801, rs1800802 и rs1800799 методом полимеразной цепной реакции. Авторы приходят к выводу, что указанные полиморфизмы не играют значимой роли в развитии стеноза коронарных артерий [4]. Проспективное исследование среди лиц европейского происхождения, включавшее 222 пациента, перенесших ишемический инсульт, подтвердило ассоциацию между ОНП rs1800801 и риском повторной окклюзии в данной группе пациентов (отношение шансов 15,25; 95% доверительный интервал 2,23-104,46; р=0,006) [5]. Полиморфизм rs1800801 (G>A) был исследован у лиц украинской популяции с ишемическим атеротромботическим инсультом (ИАИ). В исследовании приняли участие 170 пациентов с ИАИ и 124 здоровых пациента. Частоты распространенного гомозиготного, гетерозиготного и редкого гомозиготного генотипов составили соответственно 35,9, 48,8 и 15,3% для пациентов с ИАИ и 43,5, 50,0 и 6,5% - для контрольной группы (p=0,051). Статистически значимые различия в частотах полиморфизма rs1800801 (G>A) были выявлены только в подгруппе женщин с ИАИ (p=0,022) [6]. Таким образом, результаты опубликованных исследований полиморфизма rs1800801 немногочисленны и противоречивы. Привлекают внимание исследования ассоциации rs1800801 с ишемическим инсультом, однако в приведенных работах отсутствует анализ сердечно-сосудистой патологии у пациентов. Цель исследования - изучить ассоциацию ОНП rs556621 (G>T) с развитием острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) у пациентов с сердечно-сосудистой патологией и ФР ее развития, являющихся представителями восточно-сибирской популяции. Материал и методы В исследовании приняли участие 260 пациентов с ОНМК (основная группа) и 272 пациента контрольной группы. Исследование было выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice) и принципами Хельсинкской декларации. Протокол исследования был одобрен этическими комитетами всех участвующих клинических центров. До включения в исследование у всех участников было получено письменное информированное согласие, утвержденное этическим комитетом ФГБОУ ВО «Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого» Минздрава России (протокол №29 от 18.01.2011). Возраст лиц основной группы составил от 32 до 69 лет [57, 0; 51, 0-62, 0], контрольной - от 37 до 68 лет [55, 0; 51, 0-62, 0]. Среди пациентов, перенесших ОНМК, - 157 мужчин (возраст 56,5 [51, 0-62, 0] года) и 103 женщины (возраст 57,0 [51, 0-62, 0] года). Контрольная группа включала 170 мужчин (возраст 55,0 [51, 0-62, 0] года) и 102 женщины (возраст 55,0 [51, 0-62, 0] года). Пациенты основной группы находились на стационарном лечении и обследовании в КГБУЗ «Красноярская межрайонная клиническая больница №20 им. И.С. Берзона». Обследование лиц основной группы включало: сбор жалоб, анамнеза, клинический осмотр, КТ головного мозга, электрокардиографию, эхокардиоскопию, ультразвуковое дуплексное сканирование экстракраниальных брахиоцефальных артерий (БЦА), суточное мониторирование артериального давления и сердечного ритма, анализ свертывающей системы крови. Клинико-инструментальное обследование пациентов основной группы было направлено на верификацию диагноза, выявление сопутствующей сердечно-сосудистой патологии и ФР развития ОНМК. У 199 пациентов (123 мужчины и 76 женщин) основной группы наблюдался ишемический инсульт, у 51 пациента (28 мужчин и 23 женщины) был диагностирован геморрагический инсульт, у 10 пациентов (6 мужчин и 4 женщины) выявлен смешанный тип ОНМК. Из 260 пациентов у 19 (13 мужчин и 6 женщин) имел место повторный ОНМК. Никто из обследуемых пациентов не имел клинических, анамнестических и инструментальных данных, свидетельствующих о наличии ишемической болезни сердца. Наиболее часто встречающейся сердечно-сосудистой патологией, предшествующей ОНМК, была артериальная гипертензия (АГ) (249 человек, из них 153 мужчины и 96 женщин). Нарушения сердечного ритма по типу пароксизмальных наджелудочковых тахикардий, в том числе фибрилляции предсердий, были выявлены у 31 пациента (20 мужчин и 11 женщин). Среди ФР ОНМК в обследуемой группе пациентов наблюдались: дислипидемия (159 пациентов, из них 95 мужчин и 64 женщины), атеросклероз БЦА (160 пациентов, из них 94 мужчины и 66 женщин), нарушения системы гемостаза в сторону гиперкоагуляции (90 пациентов, из них 53 мужчины и 37 женщин), 28 пациентов (19 мужчин и 9 женщин) имели отягощенный наследственный анамнез по ОНМК. Контрольная группа представлена популяционной выборкой жителей г. Новосибирска, обследованных в рамках международного проекта HAPIEE [3]. Обследование лиц контрольной группы включало: анкетирование (социально-экономические условия жизни, хронические заболевания, уровень физической активности, состояние психического здоровья), антропометрия (рост, масса тела, объем талии, бедер), опрос о курении, потреблении алкоголя (частота и типичная доза), измерение артериального давления, оценку липидного профиля опрос на выявление стенокардии напряжения (Rose), электрокардиографию покоя в 12 отведениях, исследование респираторных и когнитивных функций. В группе контроля АГ имела место у 177 пациентов, из них 98 мужчин и 79 женщин. Другие сердечно-сосудистые заболевания и ФР их развития на момент обследования в контрольной группе отсутствовали. Молекулярно-генетическое исследование лиц основной и контрольной групп проводили в ФГБУ «НИИ терапии и профилактической медицины» СО РАМН г. Новосибирска методом полимеразной цепной реакции в реальном времени. Статистическая обработка материала проводилась с применением набора прикладных программ Statistica для Windows 7.0, Excel и SPSS 22. При проведении статистического анализа полученного материала использовался типовой порядок проведения статистических процедур, при этом способы статистической обработки были использованы в соответствии с характером учетных признаков и числа групп сравнения. Точный критерий Фишера применялся в том случае, когда желаемые частоты имели значение менее 5. Относительный риск вероятности заболевания по конкретному аллелю или генотипу рассчитывался как отношение шансов. Показатель критического уровня значимости (p) при проведении проверки статистических гипотез обозначался равным 0,05 [7, 8]. Соответствие распределения наблюдаемых частот генотипов исследуемых генов, теоретически ожидаемого по равновесию Харди-Вайнберга, проверяли с использованием критерия x2. Вычисления проводили с помощью калькулятора для расчета статистики в исследованиях «случай-контроль» на сайте «Ген-Эксперт» (Россия, http://www.oege.org/software/hwe-mr-calc.shtml). Результаты Результаты анализа распределения частот генотипов и аллелей ОНП rs1800801 (C>T) среди пациентов с ОНМК и лиц контрольной группы представлены в таблице. Статистически значимых различий ни по одному генотипу и аллелям в исследуемых группах выявлено не было. При анализе распределения частот генотипов и аллелей исследуемого полиморфизма в подгруппе мужчин с ОНМК мужчин контрольной группы статистически значимых различий также получено не было. Частоты генотипов СС и СТ были примерно одинаковы в двух подгруппах (45,5±7,86% и 47,6±7,51%, р=0,69, для генотипа СС в основной и контрольной подгруппах соответственно; 42,9±7,82% и 46,5±7,50%, р=0,51, для генотипа СТ). В отношении редкого генотипа ТТ наблюдалась тенденция к преобладанию носителей генотипа ТТ в подгруппе мужчин с ОНМК (11,7±5,07%) по сравнению с контролем (5,9±3,54%). Однако различия не были статистически значимы (р=0,06). Частота аллеля С в подгруппе мужчин с ОНМК составила 66,9±5,26%, в группе мужчин контрольной группы - 70,9±4,83%, частота аллеля Т среди мужчин с ОНМК составила 33,1±5,26%, среди мужчин контрольной группы - 29,1±4,83% (р=0,27). В подгруппе женщин с ОНМК генотипы ОНП rs1800801 (C>T) распределились следующим образом: частота генотипа СС - 47,6±9,64%, генотипа СТ - 46,6±9,63%, генотипа ТТ - 5,8±4,52%. В контрольной группе женщин частота генотипа СС составила 49,5±9,75%, генотипа СТ - 38,6±9,49%, генотипа ТТ - 11,9%. Результаты статистически незначимы (р>0,05). Аллель С в подгруппе женщин с ОНМК встречался с частотой 10,9±6,20%, в группе контроля - 68,8±6,39%, частота аллеля Т среди женщин с ОНМК - 29,1±6,20%, среди женщин контрольной группы - 31,2±6,39% (р=0,65). Нами были проанализированы частоты генотипов и аллелей полиморфизма rs1800801 (C>T) в подгруппе пациентов с АГ, перенесших ОНМК, и в контрольной группе пациентов без АГ и ОНМК. В подгруппе пациентов с АГ и ОНМК 47,6±6,24% пациентов являлись носителями генотипа СС, 43,5±6,20% пациентов - носителями генотипа СТ, 8,9±3,57% - носителями генотипа ТТ. В группе контроля генотип СС встречался у 48,4±10,05% пациентов, генотип СТ - у 45,3±10,10%, генотип ТТ - у 6,3±4,89%. Статистически значимых результатов установлено не было (р=0,88, р=0,77, р=0,43 для генотипов СС,СТ и ТТ соответственно). Частота аллеля С в подгруппе пациентов с АГ и ОНМК составила 69,3±4,08%, в контрольной группе - 71,1±6,45%, частота аллеля Т в подгруппе пациентов с АГ и ОНМК - 30,7±4,08%, в контрольной группе - 28,9±6,45% (р=0,66). В подгруппе пациентов с нарушениями сердечного ритма, перенесших ОНМК, 50,0±17,89% пациентов являлись носителями генотипа СС, 40,0±17,53% пациентов - носителями генотипа СТ, 10,0±10,74% - носителями генотипа ТТ. Частоты генотипов полиморфизма rs1800801 (C>T) в группе контроля представлены в таблице. При сравнении частот генотипов ОНП в подгруппе пациентов с нарушениями сердечного ритма и ОНМК и в контрольной группе статистически значимых результатов получено не было (р=0,86, р=0,71, р=0,72 для генотипов СС, СТ и ТТ соответственно). Различия частот аллелей в сравниваемых группах также были незначимы (р=0,99); см. рисунок. В подгруппе пациентов с атеросклерозом БЦА, перенесших ОНМК, у 49,7±7,82% пациентов был выявлен генотип СС, 40,8±7,69% - генотип СТ, 9,6±4,6% - генотип ТТ. Частоты генотипов полиморфизма rs1800801 (C>T) в группе контроля представлены в таблице. При сравнении частот генотипов ОНП в подгруппе пациентов с атеросклерозом БЦА и ОНМК и в контрольной группе статистически значимых результатов получено не было (р=0,79, р=0,57, р=0,61 для генотипов СС, СТ и ТТ соответственно). Различия частот аллелей в сравниваемых группах также были незначимы (р=0,99); см. рисунок. В подгруппе пациентов с дислипидемией, перенесших ОНМК, генотипы полиморфизма rs1800801 (C>T) распределились следующим образом: частота генотипа СС составила 47,4±7,84%, генотипа СТ - 42,3±5,90%, генотипа ТТ - 10,3±4,76%. Частоты генотипов полиморфизма rs1800801 (C>T) в группе контроля представлены в таблице. При сравнении частот генотипов ОНП в подгруппе пациентов с дислипидемей и ОНМК и в контрольной группе статистически значимых результатов получено не было (р=0,86, р=0,80, р=0,45 для генотипов СС, СТ и ТТ соответственно). Частоты аллелей ОНП rs1800801 (C>T) в подгруппе пациентов с дислипидемией и ОНМК и в контрольной группе представлены на рисунке, различия статистически незначимы (р=0,64). Среди пациентов с нарушением системы гемостаза, перенесших ОНМК, 47,7±10,44% пациентов являлись носителями генотипа СС, 44,3±10,38% пациентов - носителями генотипа СТ, 8,0±5,65% пациентов - носителями генотипа ТТ. Частоты генотипов полиморфизма rs1800801 (C>T) в группе контроля представлены в таблице. При сравнении частот генотипов ОНП в подгруппе пациентов с гиперкоагуляцией и ОНМК и в контрольной группе статистически значимых результатов получено не было (р=0,92, р=0,89, р=0,96 для генотипов СС, СТ и ТТ соответственно). Различия частот аллелей в сравниваемых группах также были незначимы (р=0,95); см. рисунок. Обсуждение В результате проведенного исследования ни в одной из анализируемых групп и подгрупп не было выявлено статистически значимых ассоциаций генотипов и аллелей полиморфизма rs1800801 (C>T) с ОНМК. Согласно литературным данным связь rs1800801 (C>T) с ОНМК подтверждена только у лиц европейской популяции [5]. Другие опубликованные исследования включали небольшие выборки пациентов и не показали значимых ассоциаций. В популяции жителей Украины у лиц женского пола с ОНМК преобладал редкий генотип ТТ по сравнению с контролем [6], в настоящем исследовании частота генотипа ТТ среди женщин с ОНМК была ниже, чем в контрольной группе. Очевидно, что необходимо проведение дальнейших исследований с расширением выборок пациентов для установления роли полиморфизма rs1800801 (C>T) в развитии сердечно-сосудистой и цереброваскулярной патологии в разных этнических группах. Заключение ОНП rs1800801 (C>T) не оказывает существенного влияния на развитие ОНМК у лиц восточно-сибирской популяции вне зависимости от предшествующей сердечно-сосудистой патологии и ФР. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Conflict of interests. The authors declare that there is not conflict of interests.
×

About the authors

Svetlana Yu. Nikulina

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

Email: nicoulina@mail.ru
D. Sci. (Med.), Prof.

Vladimir A. Shulman

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

D. Sci. (Med.)

Anna A. Chernova

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Berzon Krasnoyarsk Interdistrict Clinical Hospital №20

D. Sci. (Med.)

Semen V. Prokopenko

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

Email: s.v.proc.58@mail.ru
D. Sci. (Med.), Prof.

Dmitrii A. Nikulin

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University; Federal Siberian Scientific and Clinical Center

Email: nevrokgma@mail.ru; O
Cand. Sci. (Med.)

Irirna M. Platunova

Berzon Krasnoyarsk Interdistrict Clinical Hospital №20

Email: gkb20@mail.ru
Cand. Sci. (Med.)

Svetlana S. Tretyakova

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

Email: tretyakova-svet@mail.ru
Cand. Sci. (Med.)

Aleksei A. Semenchukov

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

Email: semlex@yandex.ru
Research Officer, V

Olga V. Marilovtseva

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

Email: olguha83@mail.ru
Cand. Sci. (Med.)

Vladimir N. Chernov

Voyno-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University

Email: chernovortstom@mail.ru
Cand. Sci. (Med.)

Vladimir N. Maksimov

Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - branch of Federal Research Center Institute of Cytology and Genetics

Email: medik11@mail.ru
D. Sci. (Med.), Prof

Anna A. Gurazheva

Scientific Research Institute of Therapy and Preventive Medicine - branch of Federal Research Center Institute of Cytology and Genetics

Email: annapalna1@mail.ru
Research Assistant

References

  1. Gheorghe S.R, Craciun A.M. Matrix Gla protein in tumoral pathology. Clujul Med 2016; 89 (3): 319-21. doi: 10.15386/cjmed-579/
  2. Crosier M.D, Booth S.L, Peter I et al. Matrix Gla protein polymorphisms are associated with coronary artery calcification in men. J Nutr Sci Vitaminol (Tokyo) 2009; 55 (1): 59-65.
  3. Yoshikawa K, Abe H, Tominaga T et al. Polymorphism in the human matrix Gla protein gene is associated with the progression of vascular calcification in maintenance hemodialysis patients. Clin Exp Nephrol 2013; 17 (6): 882-9. doi: 10.1007/s10157-013-0785-9
  4. Najafi M, Roustazadeh A, Amirfarhangi A, Kazemi B. Matrix Gla protein (MGP) promoter polymorphic variants and its serum level in stenosis of coronary artery. Mol Biol Rep 2014; 41 (3): 1779-86. doi: 10.1007/s11033-014-3027-7
  5. Del Río-Espínola A, Fernández-Cadenas I, Rubiera M et al. CD40-1C>T polymorphism (rs1883832) is associated with brain vessel reocclusion after fibrinolysis in ischemic stroke. Pharmacogenomics 2010; 11 (6): 763-72. doi: 10.2217/pgs.10.44
  6. Harbuzova V.Iu, Matlaĭ O.I, Ataman Iu.O et al. The polymorphism of matrix Glaprotein gene in ischemic atherothrombotic stroke patients. Fiziol Zh 2012; 58 (5): 14-21.
  7. Боровиков В.П. STATISTICA: искусство анализа данных на компьютере. СПб.: Питер, 2001.
  8. Петри А., Сэбин К. Наглядная медицинская статистика: учебное пособие. Пер. с англ.; под ред. В.П. Леонова; 3-е изд., перераб. и доп. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015.
  9. Peasey A, Bobak M, Kubinova R et al. Determinants of cardiovascular disease and other non-communicable diseases in Central and Eastern Europe: rationale and design of the HAPIEE study. BMC Public Health 2006; 6: 255.

Copyright (c) 2019 Nikulina S.Y., Shulman V.A., Chernova A.A., Prokopenko S.V., Nikulin D.A., Platunova I.M., Tretyakova S.S., Semenchukov A.A., Marilovtseva O.V., Chernov V.N., Maksimov V.N., Gurazheva A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies