Quality of life after surgical treatment of atrial fibrillation



Cite item

Abstract

Aim - to evaluate quality of life (QOL) of patients with atrial fibrillation (AF) after surgical treatment of arrhythmia during open heart surgery. Materials and methods. The retrospective single-center randomized study involved 71 patients whose QOL was analyzed after the Cox-Maze IV surgery and mitral valve correction. The follow-up period was from 6 months to 6 years. The study included 35 (49%) women and 36 (51%) men, whose average age was 61±12.3 at the time of surgical treatment. AF duration was 47.6±22.3 months. The left atrium was dilated to 60.9±10.5 mm. Functional class II of heart failure (NYHA) included 25 patients (35%), functional class III - 46 patients (65%). The control group included 48 patients with AF who had not got the ‘labyrinth’ procedure performed during the surgical treatment. There were no statistically significant differences between the main clinical and demographic characteristics in reference to the groups. All patients had a long-term persistent AF. The SF-36 questionnaire was used for studying QOL. Results. 47 (66%) patients in the experimental group kept a sinus rhythm within 6 years. The patients of the RFA-group had a higher rate of vitality (NBS VT 54.5±8.2, p=0.03, SBS VT 54.1±8.5, p=0.001) and social functioning (SBS SF 45.0±10.2, p=0.001), with regard to other scales there were no statistically significant differences. The presence of AF after surgical treatment increased the probability of a low QOL in the long term. Conclusions. QOL after surgical treatment of mitral valve disease and AF is significantly higher with regard to vitality and social functioning. The physical component of health is significantly reduced as compared with that in the general population, but the characteristics of QOL in accordance with other scales approach the general indices. The presence of AF after surgical treatment increases the probability of a lower QOL in the long term.

Full Text

Ведение Фибрилляция предсердий (ФП) является наиболее грозной суправентрикулярной тахиаритмией, которая ухудшает естественное течение заболеваний митрального клапана [1]. Распространенность ФП повышается с увеличением возраста и наличием клапанной патологии или ишемической болезни сердца [2, 3]. В условиях митрального порока сердца ФП в основном возникает из-за дилатации левого предсердия и является причиной повышенной заболеваемости и смертности от прогрессирующей сердечной недостаточности, инсульта и других тромбоэмболических осложнений [4, 5]. У больных с ФП качество жизни (КЖ) существенно хуже, чем у здоровых людей или больных с ишемической болезнью сердца и синусовым ритмом [4, 6]. В исследованиях AFFIRM, RACE, PIAF и STAF не было выявлено разницы КЖ при сравнении стратегий контроля ритма сердца и частоты сердечных сокращений. КЖ значительно ухудшается у больных с ФП по сравнению со здоровыми людьми. Результаты ретроспективного анализа свидетельствуют о том, что удержание синусового ритма может улучшить КЖ и выживаемость пациентов. Для оценки КЖ у пациентов чаще всего применяют вопросник SF-36, который позволяет измерить общее КЖ [6-8]. Референтная база популяционных значений стандартизованных показателей опросника SF-36 может оказаться полезной для сравнения КЖ пациентов с различными заболеваниями в соответствии с возрастом и полом, а также при оценке эффективности терапии во время проведения научных исследований [9]. Хирургическое вмешательство для лечения ФП было предложено в 1987 г. J.Cox [10]. На протяжении более двух десятилетий процедура Cox-Maze представляет собой стандарт лечения ФП [11]. Сегодня считается, что целесообразность хирургической аблации ФП следует рассмотреть у больных, которым проводятся операции на сердце (класс доказательности IIA) [10, 12]. По данным ряда авторов, эффективность процедуры Cox-Maze IV составляет от 71 до 94% [13, 14]. В последние два десятилетия имеются работы по изучению эффекта инвазивной стратегии лечения ФП. Большинство исследований КЖ посвящено малоинвазивной методике или изолированной процедуре Maze. Степень успеха сочетанных операций с Maze оценена во многих исследованиях c точки зрения клинических, объективных аспектов, но изучение КЖ присутствует в малой доле исследований и оценено у небольшой выборки пациентов. Таким образом, имеется необходимость в продолжении изучения КЖ у пациентов после процедуры Maze IV и сочетанной хирургической коррекции в долгосрочной перспективе. Цель исследования - оценить КЖ у больных с ФП после хирургического лечения аритмии при открытых операциях на сердце. Материалы и методы В ретроспективное одноцентровое рандомизированное исследование включен 71 больной с проанализированным КЖ после операции Cox-Maze IV и коррекцией митральной патологии, прооперированный в ФГБУ ФЦССХ с 2008 по 2016 г. Давность наблюдения составила от 6 мес до 6 лет. В контрольную группу вошли 48 больных с ФП, которым не выполнялась процедура «лабиринта» во время открытой операции на сердце. У всех пациентов была длительно персистирующая форма ФП. При классификации ФП мы использовали рекомендации Американского колледжа кардиологов/Американской ассоциации сердца (ACC/AHA). Клинико-демографические характеристики больных представлены в табл. 1. По основным клинико-демографическим характеристикам статистически значимых различий между группами не было. Всем пациентам из экспериментальной группы выполнялась процедура Cox-Maze IV. Операции проводились в условиях искусственного кровообращения и нормотермии. В качестве кардиоплегического раствора использовался Кустодиол®. Операцию Cox-Maze IV выполняли по следующей методике. После вскрытия перикарда, подключения искусственного кровообращения на работающем сердце и параллельном кровообращении осуществлялась аблация устьев легочных вен. Каждое воздействие длилось от 10 до 30 с до сигнала о трасмуральности повреждения и повторялось не менее 5-6 раз. Затем, после выполнения кардиоплегии, осуществлялись соединительные аблации между площадками правых и левых легочных вен, ушком левого предсердия и задней полуокружностью митрального клапана, аблация кавотрикуспидального перешейка и ушка правого предсердия (аблацию ушка проводили через отдельный небольшой разрез). Ушко левого предсердия резецировалось. Далее выполнялась кардиальная коррекция основного заболевания. Исследование КЖ осуществлялось по опроснику SF-36 [15]; 36 его пунктов сгруппированы в восемь шкал: физическое функционирование (Physical Functioning - PF), ролевая деятельность (Role-Physical Functioning - RP), телесная боль (Bodily Pain - BP), общее здоровье (General Health - GH), жизнеспособность (Vitality - VT), социальное функционирование (Social Functioning - SF), эмоциональное состояние (Role Emotional - RE) и психическое здоровье (Mental Health - MH). Показатели каждой шкалы варьируют между 0 и 100, где 100 представляет полное здоровье, все шкалы формируют два показателя: душевное и физическое благополучие. Результаты представляются в виде оценок в баллах по восьми шкалам, составленным таким образом, что более высокая оценка указывает на более высокий уровень КЖ. Количественно оцениваются следующие показатели: 1. Физическое функционирование (PF), отражающее степень, в которой физическое состояние ограничивает выполнение физических нагрузок (самообслуживание, ходьба, подъем по лестнице, переноска тяжестей и т.п.). Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что физическая активность пациента значительно ограничивается состоянием его здоровья. 2. Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (RP), - влияние физического состояния на повседневную ролевую деятельность (работу, выполнение повседневных обязанностей). Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что повседневная деятельность значительно ограничена физическим состоянием пациента. 3. Интенсивность боли (BP) и ее влияние на способность заниматься повседневной деятельностью, включая работу по дому и вне дома. Низкие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что боль значительно ограничивает активность пациента. 4. Общее состояние здоровья (GH) - оценка больным своего состояния здоровья в настоящий момент и перспектив лечения. Чем ниже баллы по этой шкале, тем ниже оценка состояния здоровья. 5. Жизненная активность (VT) подразумевает ощущение себя полным сил и энергии или, напротив, обессиленным. Низкие баллы свидетельствуют об утомлении пациента, снижении жизненной активности. 6. Социальное функционирование (SF) определяется степенью, в которой физическое или эмоциональное состояние ограничивает социальную активность (общение). Низкие баллы свидетельствуют о значительном ограничении социальных контактов, снижении уровня общения в связи с ухудшением физического и эмоционального состояния. 7. Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (RE), предполагает оценку степени, в которой эмоциональное состояние мешает выполнению работы или другой повседневной деятельности (включая большие затраты времени, уменьшение объема работы, снижение ее качества и т.п.). Низкие показатели по этой шкале интерпретируются как ограничение в выполнении повседневной работы, обусловленное ухудшением эмоционального состояния. 8. Психическое здоровье (MH) характеризует настроение, наличие депрессии, тревоги, общий показатель положительных эмоций. Низкие показатели свидетельствуют о депрессивных, тревожных переживаниях, психическом неблагополучии. Шкалы группируются в два показателя - «физический компонент здоровья» и «психологический компонент здоровья»: 1. Физический компонент здоровья (Physical Health - PH). Составляющие шкалы: физическое функционирование; ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием; интенсивность боли; общее состояние здоровья. 2. Психологический компонент здоровья (MH). Составляющие шкалы: психическое здоровье; ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием; социальное функционирование; жизненная активность. Для каждого респондента по всем шкалам рассчитывался Z-счет по отношению разницы трансформированного значения каждой шкалы с его средним значением в популяции к стандартному отклонению. Для стандартизации значений каждой шкалы были выбраны 50% уровень от «идеального» здоровья и одинаковое стандартное отклонение, равное 10. Шкалы нормированы для популяции США 1998 г. и России по данным исследования МИРАЖ [9]. Статистическая обработка материала выполнялась с использованием пакета программного обеспечения SPSS версии 21 (SPSS, Чикаго, США). Средние величины представлены в виде M±SD. Статистическая значимость различий между сравниваемыми группами определялась t-тестом для независимых групп. Критический уровень значимости a был взят за 0,05. Данные, имеющие категориальное выражение, сравнивались при помощи c2-теста (критерий c2). Для выявления предикторов низкого КЖ использовалась множественная логистическая регрессия. Результаты Срок наблюдения больных составил до 6 лет. Синусовый ритм в экспериментальной группе в сроки наблюдения до 6 лет сохранился у 47 (66%) больных. Сравнительная характеристика КЖ по группам представлена в табл. 2. Результаты анализа КЖ указывают на то, что в группе радиочастотной аблации (РЧА) выше жизненная активность (VT) и социальное функционирование (SF), т.е. психологический компонент здоровья, по остальным шкалам статистически значимых различий нет. Графическое отображение анализа КЖ представлено на рис. 1. Физический компонент здоровья значительно снижен по сравнению с основной популяцией, но по другим шкалам значения КЖ приближаются к общим показателям. Различия между группами по физическому и ментальному здоровью представлены на рис. 2. Ментальное здоровье больных контрольной группы снижено и уходит за пределы норм популяции. Влияние различных факторов на КЖ больных после операции проанализировано с помощью логистической регрессии (табл. 3). Наличие у больного ФП после операции увеличивает вероятность низкого КЖ в отдаленном периоде. Обсуждение В результате проведенного исследования выявлен низкий уровень КЖ пациентов с патологией митрального клапана и сопутствующей ФП после оперативного лечения, что может быть обусловлено наличием исходно у данной категории больных сердечной недостаточности клапанной этиологии, усугубленной аритмогенным компонентом. Некоторые исследования показали, что пациенты с ФП имеют значительно более низкое КЖ, чем здоровое население и больные с другими сердечно-сосудистыми проблемами [16]. Только коррекция митрального порока не решает проблему аритмии, таким образом, сочетанная операция на митральном клапане и хирургическая РЧА могут быть более полезны для пациента [17]. Результаты анализа КЖ указывают на то, что в РЧА-группе выше жизненная активность (NBS VT 54,5±8,2, р=0,03, SBS VT 54,1±8,5, р=0,001) и социальное функционирование (SBS SF 45,0±10,2, р=0,001), т.е. улучшается психологический компонент здоровья, по остальным шкалам статистически значимых различий нет. S.Joshibayev и соавт. [18] наблюдали значимое улучшение всех показателей по КЖ у пациентов, перенесших вмешательство на митральном клапане в сочетании с РЧА и предсердной реконструкцией, что подтверждает эффективность процедур для восстановления и сохранения синусового ритма. В целом показатели КЖ улучшились у 74% пациентов после сочетанной хирургической операции, в то время как только 57% больных, перенесших только хирургическое вмешательство на митральном клапане, отметили улучшение КЖ. Вероятно, на отсутствие значимого прироста показателей КЖ имеют влияние выраженные необратимые процессы ремоделирования левого предсердия (структурного и электрического) за счет длительности существования порока сердца и продолжительности ФП. Это приводит к увеличению частоты рецидива ФП, необходимости строгой антиаритмической и антикоагулянтной терапии после операции, имеющих ряд побочных эффектов и требующих регулярного лабораторного контроля, иногда даже в поликлинических условиях, что, конечно же, снижает КЖ человека. Физические ограничения также оказывают влияние на эмоциональный и психологический статус. Хотя обе фармакологические стратегии по контролю ритма сердца или контролю частоты сердечных сокращений связаны с улучшением КЖ [4, 19]. Нами отмечено, что физический компонент здоровья значительно снижен по сравнению с основной популяцией, но по другим шкалам значения КЖ приближаются к общим показателям. Ментальное здоровье больных контрольной группы снижено и уходит за пределы норм популяции. В шведском исследовании [20] обнаружили, что показатели КЖ после процедуры Maze значительно улучшились и достигли уровня шведской популяции по всем пунктам, за исключением телесной боли, которая была нормальной до вмешательcтва. Это делает возможным предположение, что полученные нами показатели могут быть применимы к общей популяции. Классическая процедура Maze имеет высокий уровень успеха в восстановлении и сохранении синусового ритма. Свобода от ФП регистрируется в 64-97% случаев по данным исследований с долгосрочным периодом наблюдения не менее 4 лет, что сопоставимо с нашими результатами отдаленного наблюдения до 6 лет [21-25]. В данном исследовании выявлено, что наличие у больного ФП после операции увеличивает вероятность того, что в отдаленном периоде будет низкое КЖ. В нашей работе мы изучали категорию пациентов с сочетанной митральной патологией и длительно персистирующей ФП и выявили статистически значимое улучшение КЖ по ряду показателей (жизненная активность и социальное функционирование), р=0,001. Что показывает, что сопутствующая процедура Maze IV может быть более полезна данной категории пациентов в отношении улучшения КЖ. Выводы КЖ после хирургического лечения митральной патологии и ФП статистически значимо выше в отношении жизненной активности и социального функционирования. Физический компонент здоровья значительно снижен по сравнению с основной популяцией, но по другим шкалам значения КЖ приближаются к общим показателям. Наличие у больного ФП после операции увеличивает вероятность того, что в отдаленном периоде будет наблюдаться низкое КЖ.
×

About the authors

V. V Bazylev

Federal Center for Cardiovascular Surgery of the Ministry of Health of the Russian Federation

440071, Russian Federation, Penza, ul. Stasova, d. 6

E. V Nemchenko

Federal Center for Cardiovascular Surgery of the Ministry of Health of the Russian Federation

440071, Russian Federation, Penza, ul. Stasova, d. 6

G. N Abramova

Federal Center for Cardiovascular Surgery of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: galana2004@mail.ru
440071, Russian Federation, Penza, ul. Stasova, d. 6

V. A Karnakhin

Federal Center for Cardiovascular Surgery of the Ministry of Health of the Russian Federation

440071, Russian Federation, Penza, ul. Stasova, d. 6

References

  1. Baek M.J, Na C.Y, Oh S.S. et al. Surgical treatment of chronic atrial fibrillation combined with rheumatic mitral valve disease: effects of the cryo-maze procedure and predictors for late recurrence. Eur J Cardiothorac Surg 2006; 30: 728-36.
  2. Choi J.I, Pak H.N, Park J.S. et al. Clinical significance of early recurrences of atrial tachycardia after atrial fibrillation ablation. J Cardiovasc Electrophysiol 2010; 21 (12): 1331-7.
  3. Cox J.L, Boineau J.P, Schuessler R.B. et al. Successful surgical treatment of atrial fbrillation. Review and clinical update. JAMA 1991; 266: 1976-80.
  4. Thrall G, Lane D, Carroll D, Lip G.Y. Quality of life in patients with atrial fibrillation: a systematic review. Am J Med 2006; 119: 448.e1-19.
  5. Немченко Е.В., Карнахин В.А., Павлов А.А. и др. Хирургическое лечение фибрилляции предсердий у пациентов с выраженными размерами левого предсердия и длительным анамнезом аритмии при выполнении кардиохирургических вмешательств. Бюллетень НЦССХ им. А.Н.Бакулева РАМН. Сердечно-сосудистые заболевания. 2012; 13 (S6): 74.
  6. Оганов Р.Г., Салимов В.А., Бокерия Л.А. и др. Клинические рекомендации по диагностике и лечению пациентов с фибрилляцией предсердий. Вестн. аритмологии. 2010; 59: 53-77. / Oganov R.G., Salimov V.A., Bokeriia L.A. i dr. Klinicheskie rekomendatsii po diagnostike i lecheniiu patsientov s fibrilliatsiei predserdii. Vestn. aritmologii. 2010; 59: 53-77. [in Russian]
  7. Kirchhof P, Auricchio A, Bax J. et al. Outcome parameters for trials in atrial fibrillation: executive summary. Recommendations from a consensus conference organized by the German Atrial Fibrillation Competence NETwork (AFNET) and the European Heart Rhythm Association (EHRA). Eur Heart J 2007; 28: 2803-17.
  8. Dorian P, Guerra P.G, Kerr C.R et al. Validation of a new simple scale to measure symptoms in atrial fibrillation: the Canadian Cardiovascular Society Severity in Atrial Fibrillation scale. Circ Arrhythm Electrophysiol 2009; 2: 218-24.
  9. Амирджанова В.Н., Горячев Д.В., Коршунов Н.И. и др. Популяционные показатели качества жизни по опроснику SF-36 (результаты многоцентрового исследования качества жизни МИРАЖ). Научно-практическая ревматология. 2008; 1: 36-48.
  10. Budera Р, Straka Z, Osmanc P. et al. Comparison of cardiac surgery with left atrial surgical ablation vs. cardiac surgery without atrial ablation in patients with coronary and/or valvular heart disease plus atrial fibrillation: final results of the PRAGUE-12 randomized multicentre study. Eur Heart J 2012; 33: 2644-52. doi: 10.1093/eurheartj/ehs290.
  11. Cox J.L. The first Maze procedure. J Thorac Cardiovasc Surg 2011; 141: 1093-7.
  12. Gaita F, Riccardi R, Gallotti R. Surgical approaches to atrial fibrillation. Card Electrophysiol Rev 2002; 6: 401-5.
  13. Damiano R.J Jr, Gaynor S.L Atrial fibrillation ablation during mitral valve surgery using the AtriCure device. Oper Tech Thorac Cardiovasc Surg 2004; 9: 24-33.
  14. Базылев В.В., Немченко Е.В., Абрамова Г.Н., Карнахин В.А. Выбор антиаритмической терапии после хирургического лечения фибрилляции предсердий. Кардиосоматика. 2015; 4: 30-4.
  15. Ware J.Е, Snow К.К, Kosinski М, Gandek В. Sf-36 Health Survey. Manuel and Interpretation Guide, Lincoln, RI'. Quality Metric Incorporated 2000; p. 150.
  16. Evsesina O.V, Yakushin S.S. Depression, anxiety and quality of life in patients with atrial fibrillation. Russian Biomed Herald 2009; 1: 80-7.
  17. Базылев В.В., Немченко Е.В., Карнахин В.А. Влияние основных факторов риска рецидива фибрилляции предсердий на эффективность операции cox-maze 4 при сочетанных открытых вмешательствах на сердце. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2013; 6 (6): 48-52
  18. Joshibayev S, Bolatbekov B. Early and long-term outcomes and quality of life after concomitant mitral valve surgery, left atrial size reduction, and radiofrequency surgical ablation of atrial fibrillation. Anatol J Cardiol 2016; 16 (10): 797-803.
  19. Hagens V.E, Ranchor A.V, Van Sonderen E. and RACE study group. Effect of rate or rhythm control on quality of life in persistent atrial fibrillation (Results from the Rate Control Versus Electrical Cardioversion (RACE) Study). J Am Coll Cardiol 2004; 43: 241-7.
  20. Lundberg С, Albåge А, Carnlöf С, Kennebäck G. Long-Term Health-Related Quality of Life After Maze Surgery for Atrial Fibrillation. Ann Thorac Surg 2008; 86: 1878-82.
  21. Ballaux P, Geuzebroek G, van Hemel N. et al. Freedom from atrial arrhythmias after classic maze III surgery: a 10-year experience. J Thorac Cardiovasc Surg 2006; 132: 1433-40.
  22. Hemels M, Gu Y, Tuinenburg A. et al. Favorable long-term outcome of Maze surgery in patients with lone atrial fibrillation. Ann Thorac Surg 2006; 81: 1773-9.
  23. Prasad S.M, Maniar H.S, Camillo C.J et al. The Cox maze III procedure for atrial fibrillation: long-term efficacy in patients undergoing lone versus concomitant procedures. J Thorac Cardiovasc Surg 2003; 126: 1822-8.
  24. Albåge A, van der Linden J, Lindblom D et al. The Maze operation for treatment of atrial fibrillation; early clinical experience in a Scandinavian institution. Scand Cardiovasc J 2000; 34: 480-5.
  25. Немченко Е.В., Базылев В.В., Карнахин В.А. Хирургическое лечение фибрилляции предсердий у пациентов с высоким риском оперативного вмешательства. Бюллетень НЦССХ им. А.Н.Бакулева РАМН. Сердечно-сосудистые заболевания. 2013; 14 (S6): 86.

Copyright (c) 2017 Bazylev V.V., Nemchenko E.V., Abramova G.N., Karnakhin V.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies