Results of propafenone use in early postoperative period after pulmonary veins catheter radiofrequency isolation for prevention of early atrial tachyarrhythmias



Cite item

Full Text

Abstract

Currently pulmonary veins isolation becomes one of the approaches for invasive treatment of paroxysmal atrial fibrillation (AF). One of difficult and unexplored problems associated with this procedure is management of patients in postoperative period (especially early) which is often complicated by frequent early recurrence of atrial tachyarrhythmias. The purpose of this study was to assess effectiveness and safety of IC antiarrhythmic drug propafenone for prevention of arrhythmia recurrence in the early postoperative period compared with placebo. Taking into account the inclusion and exclusion criteria 120 patients with paroxysmal AF were included and randomized and underwent radiofrequency ablation of pulmonary veins; 112 patients successfully finished the study. More than 57% of patients had early postoperative atrial tachyarrhythmias (AT) most of which were new and regular. Reduction of incidence of post-ablation AT during blanking period in propafenone group was clinically significant what was confirmed by patient’s diary and ECG-monitoring. Propafenone treatment within this period reduce the need for hospitalization or cardioversion without putting patient at risk of serious side effects associated with its prolonged use.

Full Text

Ф ибрилляция предсердий (ФП) в общей по- пуляции составляет 2-2,5% и является важной медико-социальной проблемой, представляя собой наиболее распространенную аритмию, создающую риск ишемических инсультов (ИИ), тром- боэмболий и сердечной недостаточности (СН) [1]. Прогрессирование ФП характеризуется структур- ным ремоделированием левого предсердия (ЛП): Таблица 1. Общая характеристика пациентов, включенных в исследование Характеристика 1-я группа (n=58) 2-я группа (n=54) р Возраст, лет 54,8±8,8 55,2±6,3 0,73 Мужчины 32 (55,2%) 30 (55,5%) 0,85 Женщины 26 (44,8%) 24 (44,5%) 0,85 Аритмологический анамнез (длительность ФП), годы 4,5±4,8 4,6±6,8 0,67 Сочетание ФП и трепетания предсердий 11 (18,9%) 12 (22,2%) 0,23 Коморбидность: Гипертоническая болезнь 41 (70,1%) 36 (66,6%) 0,62 ИБС (без инфаркта миокарда) 4 (6,9%) 3 (5,5%) 0,88 ОНМК/ТИА 3 (5,1%) 3 (5,5%) 0,92 Сахарный диабет 7 (12,0%) 5 (9,2%) 0,27 ХСН (класс NYHA): I ФК 8 (13,8%) 6 (11,1%) 0,57 II ФК 2 (3,4%) 2 (3,7%) 0,86 ЭхоКГ-параметры: Размер ЛП, мм 40,2±3,6 40,9±2,7 0,91 ФВ, % 57,7±3,6 55,9±4,6 0,87 CHADS2VASc, баллы 1,6 1,4 0,80 Сопутствующая терапия: ИАПФ 10 (17,2%) 13 (24,0%) 0,27 Сартаны 34 (58,6%) 28 (51,8%) 0,22 Антагонисты кальция (амлодипины) 6 (10,3%) 4 (7,4%) 0,25 -Адреноблокаторы 6 (10,3%) 6 (11,1%) 0,86 Статины 16 (27,5%) 12 (22,2%) 0,32 Примечание. ОНМК - острое нарушение мозгового кровообращения, ТИА - транзиторная ишемическая атака, ХСН - хроническая СН, ФК - функциональный класс, NYHA - New York Heart Association, ИАПФ - ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента. пролиферацией и дифференцировкой фибробла- стов в миофибробласты, повышенным отложением соединительной ткани и фиброзом. Эти процессы приводят к электрической диссоциации, локальной неоднородности проведения электрического им- пульса по предсердиям. Данный патологический суб- страт способствует возникновению очагов волн re- entry, развитию и сохранению ФП [2]. В настоящее время одним из стандартизирован- ных подходов для инвазивного лечения пароксиз- мальной формы ФП становится антральная изоля- ция устьев легочных вен (ЛВ), которая устраняет ос- новной механизм данной тахиаритмии [3]. Как указа- но в консенсусе о катетерной и хирургической абла- ции ФП, данная процедура улучшает качество жизни, уменьшает риск ИИ, СН и увеличивает выживаемость лиц с ФП [4]. На данный момент основное показание к катетерной изоляции ЛВ - наличие клинически вы- раженных пароксизмов ФП. Основными целями аб- лации становятся устранение симптомов и уменьше- ние риска ИИ. Один из сложных и неизученных вопросов, связан- ных с катетерной изоляцией устья ЛВ, - ведение больных в послеоперационном периоде, особенно раннем, который составляет 3 мес после процедуры. Этот период осложняется частыми ранними рециди- вами предсердных тахиаритмий - ПТ (50% данных тахиаритмий составляют пароксизмы ФП, 50% - по- явление новых регулярных предсердных тахикар- дий), которые наблюдаются независимо от приме- няемой катетерной техники. После циркулярной аб- лации устья ЛВ ПТ наблюдаются у 45% больных в первые 3 мес наблюдения [5]. Следует отметить, что 15% пациентов в раннем послеоперационном перио- де чувствуют ухудшение состояния, связанное с учащением аритмии, по сравнению с дооперационным периодом. С одной стороны, ранние рецидивы тахиаритмий не являются предиктором неудачной инвазивной те- рапии и в 60% случаях не индуцируются спустя 6 мес наблюдения [6]. Использование антиаритмических препаратов (ААП) в ранний период после радиоча- стотной аблации (РЧА) направлено на снижение раннего рецидива ФП или возникновение макро-re- entry левопредсердной тахикардии во время так на- зываемого «слепого» периода. Кроме того, примене- ние ААП теоретически может за счет уменьшения риска развития ранних ПТ способствовать обратно- му электрическому ремоделированию ЛП, что улуч- шает долгосрочный прогноз. В Консенсусе о катетерной и хирургической абла- ции ФП от 2007 г. в качестве медикаментозной тера- пии для предупреждения ранних рецидивов ПТ после аблации ФП рассматривался только амиода- рон [7]. А в Консенсусе от 2012 г. предлагается к из- учению более расширенный список ААП: флекаинид, пропафенон, соталол, дофетилид или дронедарон [4]. Конкретных рекомендаций по ААП, подкрепленных рандомизированными исследованиями, на сего- дняшний день нет. Отсутствует и единое мнение по вопросу необходимости назначения ААП (стратегия «ритм-контроль») в ранний послеоперационный пе- риод или применения только стратегии «частота-контроль». Тактика ведения больных и антиаритмическая те- рапия (ААТ) в раннем послеоперационном периоде для предупреждения рецидивов ПТ на сегодняшний день мало изучены и являются одним из приоритет- ных исследовательских направлений в неинвазив- ной аритмологии. Цель исследования: сравнить эффективность и безопасность ААП IС класса пропафенона для пред- упреждения рецидивов ПТ в раннем послеопера- ционном периоде в сравнении с группой плацебо. Установить его влияние на 3-месячную эффектив- ность инвазивного лечения ФП. Определить необхо- димость назначения ААП в раннем послеоперацион- ном периоде. Материалы и методы Всего из 693 пациентов, направленных на РЧА устьев ЛВ в ФГБУ ГНИЦ ПМ для терапии пароксиз- мальной формы ФП, были рассмотрены на предмет включения 154 больных. С учетом критериев включе- ния и исключения в исследование были рандомизи- рованы 120 лиц с пароксизмальной формой ФП, ко- торым была проведена антральная РЧА устья ЛВ c до- стижением блокады выхода устья ЛВ. Из исследова- ния выбыли 8 пациентов, успешно завершили уча- стие - 112. Из них: 62 (55,3%) мужчины и 50 (44,7%) женщин в возрасте от 34 до 73 лет (средний воз- раст - 54,9±10,8 года) с аритмическим анамнезом 4,5±4,25 года. В 1-ю группу пропафенона были ран- домизированы 58 больных (Пропанорм® 450 мг/сут); во 2-ю - плацебо - 54. Значимых различий в базовых характеристиках или особенностях проведения аб- лации между двумя группами не было. Пациенты на- блюдались в среднем в течение 100 дней. Основной критерий включения больных в иссле- дование: мужчины и женщины в возрасте от 30 лет и старше, страдающие симптоматической пароксиз- мальной формой ФП без органической патологии сердца, резистентной как минимум к двум ААП. Критериями исключения из исследования стали: Перенесенный инфаркт миокарда или наличие не- стабильных форм ишемической болезни сердца - ИБС (острый коронарный синдром и его варианты). Брадикардия менее 45 уд/мин, синдром слабости синусового узла, нарушения атриовентрикулярной (АВ) проводимости, блокада ножек пучка Гиса. Диаметр ЛП>50 мм по данным эхокардиографии (ЭхоКГ) в короткой оси парастернального доступа. Гемодинамические пороки сердца (в том числе хи- рургически корригированные). СН с нарушением систолической функции левого желудочка (фракция выброса - ФВ<50% по Симп- сону). Декомпенсированные заболевания щитовидной железы. Прием ААП III класса - амиодарон менее чем за 2 мес до включения (в связи с медленным перио- дом «вымывания» последнего). Тяжелые соматические заболевания и состояния, которые могут повлиять на результаты исследова- ния. Проведенные РЧА ФП ранее. Непереносимость ААП пропафенона (Пропанорм®). Другие состояния и факторы (включая лабора- торные данные), затрудняющие участие в иссле- довании. Методы исследования Дневник пациента с ежедневным контролем симп- томатических нарушений ритма, фиксацией коли- чества приступов аритмии, длительности присту- па, частоты сердечных сокращений (ЧСС) во время приступа, жалобы во время и после аритмии, мето- да купирования; оценка переносимости и побоч- ных действий ААП, количества госпитализаций, связанных с нарушением ритма и проводимости сердца. Электрокардиография (ЭКГ) в 12 отведениях во время нарушения ритма для определения типа ПТ и ЭКГ после восстановления ритма. Суточное мониторирование ЭКГ (Холтеровское мониторирование ЭКГ - ХМ ЭКГ) с оценкой сле- дующих параметров: средняя ЧСС, количество же- лудочковых экстрасистол, количество наджелудоч- ковых экстрасистол, куплетов, триплетов, неустой- чивых пароксизмов наджелудочковой тахикардии, устойчивых пароксизмов наджелудочковой тахи- кардии более 30 с, тахикардии с широкими ком- плексами QRS, нарушение проводимости (синоат- риальные - СА и АВ-блокады). Таблица 2. Анализ результатов ХМ ЭКГ и дневников самоконтроля больных, принимающих пропафенон Показатель (среднее количество) 1-я группа (n=58) Месяц 1 Месяц 2 Месяц 3 Количество неустойчивых ПТ 28,8±18,0 5,2±3,54 4,2±2,19 Количество устойчивых эпизодов ПТ 7,04±6,48 2,49±2,2 2,05±2,14 Суммарная длительность ПТ, мин 97,2±30,7 38,5±15,2 36,6±8,13 Количество неустойчивых пароксизмов тахикардии широкими комплексами QRS 11,1±1,3 8,3±1,25 8,4±2,16 Количество устойчивых пароксизмов тахикардии широкими комплексами QRS 5,1±3,8 3,1±1,3 2,9±1,7 Количество эпизодов ПТ, мес (дневник) 12,2±5,1 6,56±4,1 4,43±2,13 Длительность ФП, мин (дневник) 176,2±26,1 107,2±28,3 92,3±21,8 Медикаментозная/электрическая кардиоверсия (дневник), всего 94/15 48/8 32/7 Количество госпитализаций (связанных с аритмией), всего 17 12 8 Повторная РЧА - - 13 (22,4%) Таблица 3. Анализ результатов ХМ ЭКГ и дневников самоконтроля пациентов из группы плацебо Показатель (среднее количество) 1-я группа (n=54) Месяц 1 Месяц 2 Месяц 3 Количество неустойчивых ПТ 34,1±10,7 19,7±5,64 19,9±6,6 Количество устойчивых эпизодов ПТ 9,74±4,4 6,2±4,3 6,25±5,24 Суммарная длительность ПТ, мин 117,6±65,7 79,9±2,1 76,7±5,0 Количество неустойчивых пароксизмов тахикардии широкими комплексами QRS 8,1±5,7 5,3±2,2 4,8±1,2 Количество устойчивых пароксизмов тахикардии широкими комплексами QRS 4,1±2,0 2,7±2,3 2,8±1,8 Количество эпизодов ПТ, мес (дневник) 19,2±4,8 10,3±5,8 9,9±2,9 Длительность ФП, мин (дневник) 239,2±24,1 157,8±10,6 132,8±28,5 Медикаментозная/электрическая кардиоверсия (дневник), всего 123/23 75/16 54/11 Количество госпитализаций (связанных с аритмией), всего 28 21 21 Повторная РЧА - - 14 (25,9%) Дизайн исследования: К моменту включения в исследование пациента на ЭКГ или ХМ ЭКГ должен быть зарегистрирован эпизод ФП длительностью более 30 с. Больной дол- жен иметь показания к проведению катетерной РЧА устья ЛВ согласно рекомендациям Всероссий- ского научного общества аритмологов (2013 г.). При этом в течение 1 нед до момента включения в исследование пациентом не должна быть исполь- зована ААТ в виде пропафенона. Включение больного происходило в день проведе- ния катетерной РЧА устьев ЛВ. В соответствии с рандомизацией путем конвертов и дизайном исследования пациенты были разделе- ны на 2 равнозначные группы: 1-й - был назначен пропафенон (Пропанорм®) 450 мг/сут; 2-й - пре- парат плацебо длительностью 3 мес. В запланированные дни визитов (месяц 1, 2, 3) больным были проведены: сбор анамнеза (дневник пациента), ЭКГ и ХМ ЭКГ для оценки эффективно- сти и безопасности ААП с учетом рецидивов ФП. Все пациенты получали базисную медикаментоз- ную терапию по поводу сопутствующих заболева- ний и антикоагулянтную терапию до и после РЧА устьев ЛВ под контролем международного норма- лизованного отношения. На 3-м месяце определялась целесообразность проведения повторной РЧА устьев ЛВ или отмена ААТ при условии отсутствия рецидивов ФП. Статистическая обработка результатов проводи- лась с помощью программы Statistica 6.0. Количе- ственные признаки будут описаны в виде m±SD. Статистическую значимость отличий, полученных в ходе исследования, оценивали с помощью критерия Манна-Уитни. Значимыми будут считаться от- личия, для которых значение р<0,05. Первичные и вторичные конечные точки Для оценки эффективности РЧА с учетом примене- ния ААТ или без ААТ конечными первичными точка- ми считались пароксизмы ПТ (ФП, трепетания пред- сердий и предсердная тахикардия) длительностью более 30 с. Для оценки безопасности ААТ конечными первичными точками считались: 1) пароксизмы та- хикардии с широкими (более 120 мс) комплексами QRS более 30 с; 2) нарушения проводимости сердца: СА- или АВ-блокады более 2,5 с. Вторичными конечными точками считались: 1) ко- личество госпитализаций, связанных с нарушением ритма и проводимости сердца; 2) количество меди- каментозных и электрических кардиоверсий; 3) по- вторная РЧА устья ЛВ. Общая характеристика больных, включенных в ис- следование, представлена в табл. 1. Как видно из табл. 1, обе группы больных были со- поставимы по полу, возрасту, значениям ЭхоКГ-пара- метров, аритмологическому анамнезу, наличию со- путствующей патологии и терапии. Результаты и обсуждение У 64 (57,14%) лиц в раннем послеоперационном периоде в течение 3 мес были задокументированы рецидивы ПТ. В 1-й группе (пропафенон) - у 31 (53,4%); во 2-й (плацебо) - 33 (61,1%), это различие было статистически незначимым (p=0,11). Другие па- циенты: 1-я группа - 27 (46,6%); 2-я - 21 (38,9%), име- ли раннюю эффективность РЧА. У больных с ранними рецидивами аритмии пре- обладали тахиаритмии с регулярным предсердным циклом (регулярные ПТ) - 36 (56%), которые были дифференцированы на предсердную тахикардию и левопредсердное трепетание. До операции данных нарушений ритма у этих пациентов не было, можно предположить, что возникновение новых тахиарит- мий напрямую связано с инвазивным вмешатель- ством. У 28 больных (44% от лиц с рецидивами арит- мии) фиксировалась ФП. Результаты ХМ ЭКГ и днев- ников самоконтроля 1-й группы представлены в табл. 2; 2-й группы - в табл. 3. Роль воспалительного процесса в индукции ран- них рецидивов ПТ также подтверждается данными ХМ ЭКГ, значимой разницей количества аритмий 1-го месяца в обеих группах (на пике воспаления) и 2-го месяца (на спаде воспаления): количество устой- чивых ПТ 9,74±4,4 vs 6,2±4,3 (p<0,05; группа плацебо 1 мес vs 2 мес); 7,04±6,48 vs 2,49±2,2 (p<0,05; группа пропафенона 1 мес vs 2 мес). И по данным дневника пациента: 19,2±4,8 vs 10,3±5,8 (p<0,05; группа плацебо 1 мес vs 2 мес) и 12,2±5,1 vs 6,56±4,1 (p<0,05; группа пропафенона 1 мес vs 2 мес). При сравнении 2 и 3-го месяца после РЧА наблю- дается незначимое отличие среднего количества приступов ПТ: по данным ХМ ЭКГ количество устой- чивых ПТ в группе плацебо на визите 2 и 3-го меся- ца - 6,2±4,3 vs 6,25±5,24 (p=0,92), по дневнику паци- ента количество ПТ - 10,3±5,8,6 vs 9,9±2,9 (p=0,84) и в группе пропафенона на визите 2 и 3-го месяца - 2,49±2,2 vs 2,05±2,14 (p=0,8) и 6,56±4,1 vs 4,43±2,13 (p=0,09) соответственно. Полученные данные пока- зывают прекращение аритмий воспалительного ге- неза на 2-м месяце, после которого остаются пред- сердные аритмии эктопического генеза с локализа- цией «вне» ЛВ или рецидив ФП из ЛВ, что говорит о возможности более раннего прогнозирования не- обходимости повторного вмешательства: после 1-го месяца. При сравнении двух групп из табл. 2, 3 по данным ХМ ЭКГ видно значимое отличие по количеству не- устойчивых ПТ на фоне терапии пропафеноном и без лечения на 2 и 3-м месяце (5,2±3,54 vs 19,7±5,64; p<0,05; и 4,2±2,19 vs 19,9±6,6; p<0,05 соответственно), устойчивых пароксизмов ПТ (2,49±2,2 vs 6,2±4,3; p<0,05; и 2,05±2,14 vs 6,25±5,24; p<0,05 соответствен- но). Также результативность пропафенона в профи- лактике ранних рецидивов ПТ подтверждается значимым отличием данных длительности ПТ по ХМ ЭКГ (38,5 мин vs 79,9 мин и 36,6 мин vs 76,7 мин; p<0,05) и дневнику пациента (107,2 мин vs 157,8 мин и 92,3 мин vs 132,8 мин); p<0,05. Уменьшение количества медикаментозных и элек- трических кардиоверсий на фоне приема пропафе- нона определяется уже на 1-м месяце наблюдения (123 vs 94 и 23 vs 15), что подтверждает его действен- ность даже на пике воспалительного процесса в ЛП, тем самым значимо снижается необходимость в гос- питализации для купирования аритмии (на 1-м меся- це 28 vs 17 и на 3-м - 21 vs 8); p<0,05. Незначимым было отличие в индукции устойчи- вых тахикардий с широкими комплексами QRS на фоне приема пропафенона в сравнении с группой плацебо (5,1/4,1; 3,1/2,7 и 2,6/2,9; р=0,65), что показы- вает его безопасность у больных в раннем послеопе- рационном периоде. Такое проаритмогенное свой- ство, как увеличение re-entry желудочковых тахикар- дий или ПТ с высоким проведением по АВ-соедине- нию с функциональной блокадой ножек пучка Гиса, на фоне приема пропафенона у данной категории больных не происходит. Однако ожидаемое увеличение 3-месячной эффек- тивности инвазивного лечения ФП на фоне приме- нения пропафенона не подтвердилось, 22,4% (n=13) больных из группы пропафенона и 25,9% (n=14) из группы плацебо были направлены на повторную РЧА в связи с частыми симптомными рецидивами ПТ. Недавние проспективные рандомизированные ис- следования подтвердили превосходство РЧА над применением антиаритмических препаратов (ААП) в поддержании синусового ритма в ближайшей и среднесрочной перспективе с лучшими результата- ми для пациентов с пароксизмальной ФП без струк- турных заболеваний сердца или дилатации ЛП [5, 8]. Однако большинство пациентов, перенесших абла- цию, оставались на ААП в течение длительного пе- риода, несмотря на наличие синусового ритма [9]. В таком исследовании, как 5А, где определялось влияние ААТ на эффективность РЧА, отмечено, что частота возникновения аритмии длительностью бо- лее 24 ч и/или потребовавшей назначений или изме- нения терапии ААТ в течение 6 мес наблюдения была значительно ниже у пациентов на ААТ-терапии по сравнению с пациентами, не принимающими ААП (19% против 42%); p=0,005 [10]. Данный результат был обнаружен без наличия повышения частоты случаев серьезных побочных эффектов ААП. Через 6 мес на- блюдения не было отмечено разницы между группой ААП и 2-й группой без ААП в наличии симптомных и асимптомных предсердных аритмий. Применение ААП в ранний период после РЧА на- правлено на снижение раннего рецидива ФП или возникновения макро-re-entry левопредсердной та- хикардии во время так называемого «слепого» перио- да. Кроме того, использование ААП теоретически мо- жет за счет снижения риска развития ранних ПТ спо- собствовать обратному электрическому ремодели- рованию ЛП, что улучшает долгосрочный прогноз. ААП обычно применяются после аблации в тече- ние примерно 3-6 мес. Существует предположение, что механизм ФП в этот период может отличаться от типичной аритмии пациента [9]. ААП-терапия может либо уменьшать количество или продолжительность рецидива аритмии, либо увеличивать частоту бес- симптомных рецидивов ФП, снижая ЧСС во время пароксизма [10]. Другим возможным объяснением эффективности ААП в послеоперационном периоде является то, что аритмии, повторяющиеся после аблации, чаще бы- вают регулярными ПТ по сравнению с аритмиями до РЧА и, следовательно, могут иметь разный ответ на ААТ [10]. Широкое применение ААП в течение первых 2 мес после катетерной аблации снижает частоту ранних ПТ. Все полученные данные в сумме подтверждают эффективность краткосрочного назначения ААП сразу после аблации для снижения риска возникно- вения ранних рецидивов тахиаритмии, но не влияют на частоту рецидива ФП и других предсердных арит- мий при долгосрочном наблюдении [11]. Выводы: более 57% больных имели ранние после- операционные ПТ, большую часть из них составили новые регулярные ПТ. Аритмии воспалительного генеза прекращаются, вероятнее всего, на 2-м месяце, после которого остаются предсердные аритмии эктопического гене- за с локализацией «вне» ЛВ или рецидивы ФП из ЛВ, что говорит о возможности более раннего прогнозирования необходимости повторного вмешательства: после 1-го месяца. Снижение частоты возникновения постаблацион- ных ПТ во время «слепого» периода является клини- чески значимым, что подтверждается данными днев- ника пациента и мониторированием ЭКГ. Терапия пропафеноном в рамках данного периода уменьшает необходимость в госпитализации или кардиоверсии, не подвергая пациента риску серьезных побочных эффектов, связанных с их длительным применением.
×

About the authors

A. V Tarasov

State Research Center for Preventive Medicine of the Ministry of Health of the Russian Federation

Email: a730tv@yandex.ru
101990, Russian Federation, Moscow, Petroverigskii per., d. 10, str. 3

K. V Davtian

State Research Center for Preventive Medicine of the Ministry of Health of the Russian Federation

101990, Russian Federation, Moscow, Petroverigskii per., d. 10, str. 3

M. M Makhinova

State Research Center for Preventive Medicine of the Ministry of Health of the Russian Federation

101990, Russian Federation, Moscow, Petroverigskii per., d. 10, str. 3

References

  1. Диагностика и лечение фибрилляций предсердий. Рекомендации РКО и ВНОА, 2013.
  2. Schotten U, Verheule S, Kirchhof P, Goette A. Pathophysiological mechanisms of atrial ёbrillation - a translational appraisal. Physiol Rev 2010.
  3. Pappone E, Rosanio S, Oreto G et al. Circumferential Radiofrequency Ablation of Pulmonary Vein Ostia A New Anatomic Approach for Curing Atrial Fibrillation Carlo. Circulation 2000; 102: 2619-28.
  4. HRS/EHRA/ECAS Expert Consensus Statement on Catheter and Surgical Ablation of Atrial Fibrillation 2012.
  5. Stabile G, Bertaglia E, Senatore G et al. Catheter ablation treatment in patients with drug - refractory atrial fibrillation: a prospective, multi - centre, randomized, controlled study (Catheter Ablation For The Cure Of Atrial Fibrillation Study). Eur Heart J 2006; 27 (2): 216-21.
  6. Oral H, Knight B.P, Tada H et al. Pulmonary vein isolation for paroxysmal and persistent atrial fibrillation. Circulation 2002; 105 (9): 1077-81.
  7. HRS/EHRA/ECAS Expert Consensus Statement on Catheter and Surgical Ablation of Atrial Fibrillation 2007.
  8. Wazni O.M, Marrouche N.F, Martin D.O et al. Radiofrequency ablation vs antiarrhythmic drugs as first - line treatment of symptomatic atrial fibrillation: a randomized trial. JAMA 2005; 293 (21): 2634-40.
  9. Calkins H, Kuck K.H, Cappato R et al. 2012 HRS/EHRA/ECAS Expert Consensus statement on catheter and surgical ablation of atrial fibrillation: recommendations for patient selection, procedural techniques, patient management and follow - up, definitions, endpoints, and research trial design. Europace 2012; 14 (4): 528-606.
  10. Roux J.F, Zado E, Callans D.J et al. Antiarrhythmics After Ablation of Atrial Fibrillation (5A Study). Circulation 2009; 120 (12): 1036-40.
  11. Rordorf R, Savastano S, Gandolfi E et al. Pharmacological therapy following catheter ablation of atrial fibrillation. J Cardiovasc Med (Hagerstown) 2012; 13 (1): 9-15.
  12. Leong-Sit P, Roux J.F, Zado E et al. Antiarrhythmics after ablation of atrial fibrillation (5A Study): six - month follow - up study. Circ Arrhythm Electrophysiol 2011; 4 (1): 11-4.

Copyright (c) 2015 Tarasov A.V., Davtian K.V., Makhinova M.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies