Chronic heart failure in patients with type 2 diabetes mellitus: prevalence, prognosis

Cover Page


Cite item

Abstract

The article presents a literature review of prevalence, prognosis and treatment of overt tactics of chronic heart failure (CHF) in patients with type 2 diabetes mellitus (T2DM). Diabetes and heart failure acquire the status of the epidemic of the XXI century and require health care costs for prevention and treatment of these diseases. Application of modern pharmacological preparations and instrumental treatment of cardiovascular disease (CVD) increases life expectancy and improves the quality of life of patients with CHF as with normal carbohydrate metabolism (UO), and with type 2 diabetes. However, the risk of cardiovascular mortality (CAS) in patients with type 2 diabetes, compared to having a normal carbohydrate metabolism remains unchanged. The rapidly growing population of patients with type 2 diabetes will soon change this in recent years to improve representation treatment prognosis of cardiovascular disease. Violation of myocardial remodeling in type 2 diabetes is caused by a combination of factors associated with diabetic cardiomyopathy. Reduction of the metabolic activity of cardiomyocytes insufficient glucose transport into cells, endothelial dysfunction, diabetic macro and microangiopathy myocardial fibrosis leading to disruption of filling the left ventricle (LV) and the development of chronic heart failure.Insulin resistance (IR) and compensatory hyperinsulinemia (GI) play a key role in the pathogenesis of type 2 diabetes. With effective treatment of chronic heart failure by cardiologists in patients with type 2 diabetes, affecting therapy with insulin resistance should be mandatory.

Full Text

А ктуальность изучения хронической сердечной недостаточности (ХСН) у больных сахарным диабетом типа 2 (СД 2) обусловлена широкой распространенностью этих заболеваний, а также тем, что СД 2 ассоциируется с увеличением риска развития ХСН. Из года в год число этих больных уве- личивается [1]. Однолетняя смертность больных с выраженной ХСН достигает 12%, даже в условиях лечения в специализированном стационаре. За один год в Российской Федерации умирают до 612 тыс. больных ХСН [2]. Исследования, проводившиеся в США, продемонстрировали постоянное увеличение числа больных ХСН с сохранной систолической функцией (ССФ) сердца, что позволило определить проблему ХСН с ССФ (ХСН-ССФ) как одну из неин- фекционных эпидемий XXI в. [3]. К этой категории больных ХСН в основном относятся женщины более старшего возраста с плохо леченными артериальной гипертензией (АГ) и/или СД 2, у которых ХСН-ССФ достигает 68% [2, 4]. Распространенность ХСН в РФ также неуклонно растет и составляет 7,9 (7%) млн че- ловек. ХСН II-IV функционального класса (ФК) NYНА имеет место у 4,5% (5,1 млн человек) населе- ния, из них высокого ФК (III-IV) достигает 2,1% (2,4 млн человек) случаев [5]. В 2011 г. на 71-м кон- грессе Американской диабетологической ассоциа- ции (ADA) было заявлено, что каждый третий чело- век, рожденный после 2000 г., на протяжении своей жизни заболеет СД (ADA, 2011) [6]. В РФ на 01.01.2013 г. численность больных СД составила 3 млн 778 тыс., из них 325 тыс. - пациенты с СД 1 и 3 млн 452 тыс. - па- циенты с СД 2 [7]. Стремительно растущая популяция больных СД 2 в скором времени изменит современ- ные представления улучшения прогноза лечения сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Таким об- разом, СД 2, так же как и ХСН, приобретает статус эпидемии XXI в. и требует от здравоохранения затрат на профилактику и лечение этих заболеваний. Среди основных причин развития ХСН СД 2 стоит на 4-м месте после хронической обструктивной бо- лезни легких, АГ и ишемической болезни сердца (ИБС) [8]. Учитывая экономический рост и достиже- ния медицинской науки, увеличивается продолжи- тельность жизни организованного населения, поэто- му в клинической практике актуальным становится вопрос лечения больных с сочетанием нескольких нозологий, т.е. коморбидными состояниями. У боль- ных пожилого [9, 10] и старческого возраста тяжесть клинической картины ХСН зависит от коморбидно- сти [11, 12], при этом внесердечная коморбидность может превалировать над сердечной [13], что значи- тельно ограничивает возможность назначения ряда сахароснижающих препаратов [14]. Изучение распространенности, прогноза и такти- ки лечения ХСН у больных СД 2 является важной про- блемой. Фремингемское исследование было первым эпидемиологическим исследованием, доказавшим нарастание риска развития ХСН у больных СД 2 [15]. При анализе регистра OASIS (Observational Assess- ment of Safety in Seroquel), в котором проводилось из- учение влияния СД 2 на долгосрочный прогноз при ИБС, выявлено, что риск развития ХСН у больных СД 2 в сравнении с имеющими нормальный углеводный обмен (УО) увеличивался в 3,43 раза [16]. По сравне- нию с пациентами, имеющими нормальный УО, у мужчин с СД 2 недостаточность кровообращения вы- является в 4 раза, а у женщин - в 8 раз чаще [15]. В по- пуляционных исследованиях, в группе пожилых больных было доказано, что СД 2 является фактором риска развития ХСН и что риск возрастает при уве- личении тяжести СД 2 [17, 18]. При этом выявлено, что от 15 до 26% больных ХСН имеют СД 2 [19]. По данным других авторов, ХСН у больных СД 2 вы- является в 78,3% среди мужчин и в 83,3% - женщин, госпитализируемых в эндокринологический стацио- нар, и в 87,0 и 81,0% соответственно среди больных СД городского регистра [20]. На основании исследо- вания ЭПОХА-ХСН (2003-2005 гг.) были сделаны выводы, что в РФ среди больных ХСН 11,9% болеют СД [21]. Таким образом, в литературе обсуждается во- прос распространенности явного СД 2 у больных ХСН, а нарушение толерантности к глюкозе (НТГ) продолжает оставаться значимой, но малоизученной проблемой. У пациентов с систолической формой ХСН (С-ХСН), не получающих гипогликемическое лече- ние, при гликозилированном гемоглобине (HbA1C)>6,7% риск смерти в течение года был почти в 2 раза выше по сравнению с больными, у которых HbA1C≤6,7% [22]. В этом случае важная роль принадле- жит СД 2, выступающему фактором развития фибро- за миокарда и нарушения наполнения левого желу- дочка (ЛЖ), в последующем с формированием С-ХСН, для которой характерны дилатация полости ЛЖ и снижение его сократительной функции. Паци- енты с С-ХСН более молодого возраста и преимуще- ственно мужчины [9, 23]. Основной причиной, опре- деляющей клиническую картину и тяжесть течения у пациентов с С-ХСН, является перенесенный инфаркт миокарда - ИМ (85,2%), при этом у 1/3 больных он был повторным. Пациенты с С-ХСН - это больные преимущественно с ИБС, часть из которых в анамне- зе имели значительные физические нагрузки, и это в основном мужчины [10]. В структуре причин ХСН преобладает диастоличе- ская ХСН (Д-ХСН) [24-26], так как в старших возраст- ных группах высока доля пациентов с повышенной жесткостью миокарда [27], обусловленной АГ [28], ИБС [29] и СД 2, а также их сочетанием [30, 31]. Для Д-ХСН характерны нормальные или уменьшенные размеры полости ЛЖ и сохраненная сократительная функция в отличие от С-ХСН, при которой основным критерием неблагоприятного прогноза является снижение фракции выброса (ФВ) [32]. В исследова- нии S.Solomon и соавт. показано, что у больных СД 2 через 2 года после ИМ размер ЛЖ увеличивается в меньшей степени, а ХСН встречается в 2 раза чаще, чем у больных без СД 2 [33]. У больных с Д-ХСН глав- ными составляющими, определяющими особенно- сти поражения миокарда, особенности клинической картины и тяжесть течения ХСН, являются АГ (76,7%), избыточная масса тела и ожирение (39,5 и 33,7%), СД 2 или НТГ (29,1 и 12,8%) [34]. Сочетание ИБС и СД 2 является определяющим фактором высокой ле- тальности у больных ХСН [35]. Развитие ХСН у больных СД 2 обусловлено сочета- нием ИБС с диабетической микроангиопатией, сни- жающей резерв коронарного кровотока, диастоличе- ской дисфункцией ЛЖ [36], а также с развитием диа- бетической автономной кардиальной дисфункции ЛЖ, описанной в 1984 г. D.Ewing [37]. Одним из осложнений СД 2, оказывающим существенное воз- действие на клиническую картину и прогноз ССЗ, яв- ляется диабетическая автономная кардионейропа- тия (ДАКН) [38]. Наличие ДАКН отмечается у больных с длительным течением СД 2, которое ухудшает каче- ство жизни пациентов и сочетается с высокой ле- тальностью [39-41]. У больных с ХСН и СД 2 риск развития ИМ выше при наличии ДАКН [42]. Метаана- лиз 15 продольных исследований [43], которые включали в общей сложности 2900 пациентов, на- блюдавшихся в течение 1-16 лет, показал, что нали- чие ДАКН обусловливает более высокий риск смерт- ности. Наиболее опасным проявлением ДАКН яв- ляется бессимптомная ишемия миокарда. При на- блюдении за 1468 больными СД 2 было всего 10% больных без ДАКН, а у 20% пациентов с ДАКН была выявлена бессимптомная ишемия [44, 45]. Важное место занимает наличие «метаболической ишемии», характерной для СД 2, проявляющейся на- рушением сократительной способности кардиомио- цитов. В условиях гипергликемии идет повышенное образование конечных продуктов гликирования и их предшественников, что приводит к изменению струк- туры белков крови и внеклеточного матрикса, нару- шая функции нервных волокон. Уровни всех предше- ствующих промежуточных продуктов гликолиза ста- новятся повышенными, что запускает альтернатив- ные пути: глицеральдегид-3-фосфат, глицерол и ме- тилглиоксаль поступают в пути протеинкиназы С и конечных продуктов гликирования, фруктозо-6-фос- фат - в гексозаминовый путь, а сама глюкоза поступа- ет в полиоловый путь. Все перечисленные выше пато- логические пути утилизации глюкозы и ее метаболи- тов являются причиной развития осложнений СД, по- ражения нервной ткани (нейропатия) и сосудистой стенки (ангиопатия) [46, 47]. Таким образом, имеет место характерное для СД 2 атеросклеротическое по- ражение проксимального и дистального отделов ко- ронарного русла [48], сочетающихся с «метаболиче- ской ишемией» клеток миокарда [49, 50] и ДАКН [51]. Существует целый ряд ассоциированных с СД 2 ме- ханизмов прогрессирования ХСН. Среди них - диа- бетическая нефропатия [52] и кардиоваскулярная ав- тономная нейропатия [53], инсулинорезистентность (ИР) и эндотелиальная дисфункция [54], нарушения системы гемостаза [55] и гиперпродукция провоспа- лительных цитокинов [56]. Характерная для больных СД 2 совокупность морфофункциональных и биохи- мических изменений миокарда, которую принято называть диабетической кардиомиопатией, приво- дит как к нарушению диастолических процессов, так и нарушению сократительной способности миокар- да [57]. Поэтому больные ХСН и СД 2 имеют более низкую толерантность к физической нагрузке в сравнении с больными ХСН без СД 2 [58]. Таким обра- зом, наличие СД 2 по сравнению с больными ХСН, имеющими нормальный УО, предопределяет более тяжелый функциональный класс ХСН и, как след- ствие, плохой прогноз. По результатам популяционных и клинических ис- следований риск смерти больных с ХСН увеличива- ется в 1,29-3,19 раза при наличии СД 2 [58]. По дан- ным исследования DIABHYCAR (type 2 DIABetes Hy- pertension Cardiovascular Events and Ramipril), смерт- ность больных СД 2 при наличии ХСН оказалась в 12 раз выше, чем у больных СД 2 без ХСН [58, 59]. Часто- та госпитализаций и длительность пребывания в ста- ционаре по поводу декомпенсации ХСН у больных СД 2 значительно выше, чем у больных с нормаль- ным УО, что подтверждено крупномасштабными ис- следованиями BEST (акроним от голландского Be- handel-Strategieеn - лечебные стратегии), RESOLVD (the Randomized Evaluation of Strategies for Left Ventri- cular Dysfunction), MERIT-HF (Metoprolol CR/XL Ran- domised Intervention Trial in Congestive Heart Failure) [58, 60]. В исследовании DIGAMI (Diabetes Mellitus In- sulin Glucose Infusion in Acute Myocardial Infarction) у больных с острым инфарктом миокарда (ОИМ) и СД 2 сердечная недостаточность была наиболее ча- стой причиной смерти и составляла 66% от общей смертности в период первого года наблюдения [61]. У больных СД 2 течение ОИМ осложняется развитием острой левожелудочковой недостаточности в 3 раза чаще по сравнению с имеющими нормальный УО [62]. По данным наблюдения, полученного в регистре НИИ кардиологии им. А.Л.Мясникова, у больных с ХСН II-IV ФК, согласно критериям NYНА, наличие СД 2 достоверно ухудшало прогноз у лиц женского пола и у пациентов с ФВ менее 38%, а также при уров- не систолического артериального давления (АДс) менее 120 мм рт. ст. В подгруппах больных с ФВ менее 30% и гипотонией (АДс менее 90 мм рт. ст.) тяжесть прогноза определялась выраженностью самой ХСН [63]. До 55% больных СД 2 погибают в течение 5 лет после ОИМ по сравнению с 30% среди больных с нормальным УО, а повторный ИМ развивается у больных СД 2 на 60% чаще, чем у больных, не имею- щих СД 2 [64]. Результаты опубликованного в январе 2009 г. проспективного исследования Quebec Cardio- vascular Study в очередной раз показали, что в по- пуляции больных СД 2 риск сердечно-сосудистой смертности (ССС) в 3 раза, а при сочетании СД 2 с ССЗ - в 4,5 раза выше по сравнению с пациентами, имеющими нормальный УО [65]. Применение совре- менных фармакологических препаратов и инстру- ментальных методов лечения ССЗ увеличивает про- должительность жизни и значительно улучшает ка- чество жизни пациентов как с нормальным УО, так и с СД 2. Однако соотношение риска ССС у больных СД 2 по сравнению с имеющими нормальный УО, остается на прежнем уровне. В литературе обсуждается вопрос значения СД 2 в формировании неишемической ХСН, когда наруше- ние УО выступает причиной развития фиброза мио- карда с формированием С-ХСН [66, 67]. Фиброз серд- ца является ведущим морфологическим признаком у больных СД 2. В миокарде выявляются повышенный уровень коллагена и изменения диастолической функции [68]. Увеличение числа случаев ХСН у боль- ных СД 2 нельзя объяснить только более обширным или тяжелым ИМ. Причины увеличения частоты ХСН у больных СД 2 после ОИМ не совсем понятны и тре- буют дальнейшего изучения [69]. Выделить ХСН, не- посредственно связанную с СД 2, сложно, так как со- путствующие СД 2 заболевания могут независимо на- рушать функцию миокарда. На наш взгляд, эти дан- ные нельзя обсуждать без анализа роли гиперглике- мии в патологическом процессе. При СД 2 наруше- ние функции сердечно-сосудистой системы об- условлено особенностью повреждения сосудов в за- висимости от их калибра - диабетической макро- и микроангиопатии. В патогенезе ишемического по- вреждения миокарда у больных СД 2 играют роль оба указанных варианта сосудистых нарушений. Веду- щая роль в возникновении коронарной обструкции принадлежит диабетической макроангиопатии [70], она проявляется агрессивным течением атероскле- роза коронарных артерий, характеризующимся бо- лее высокой частотой многососудистых поражений коронарного русла [71]. У больных СД 2 выявляется нарушение формирования коллатеральных сосудов в ответ на ишемию, что может обусловливать разви- тие ХСН и плохой прогноз после ИМ [72]. Особенно- сти липидного спектра при СД 2 характеризуются «липидной триадой», которая включает в себя уве- личение концентрации триглицеридов, снижение уровня холестерина (ХС) липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) и преобладание в крови атероген- ной фракции - липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) [73, 74]. Для СД 2 характерна активация тром- боцитарно-сосудистого и коагуляционного гемоста- за, обусловленная повышением концентрации про- коагулянтов, торможением фибринолитической си- стемы, снижением атромбогенности сосудистой стенки и уменьшением активности эндогенных ан- тикоагулянтов [75, 76]. При анализе патогенетиче- ской значимости гипергликемии необходимо учи- тывать, что она всегда сочетается с наличием дисли- пидемии, гиперинсулинемии (ГИ), нарушением сосу- дистой реактивности, которые обладают самостоя- тельным значением в развитии коронарной патоло- гии [77]. Это означает, что кардиальные осложнения СД 2 не ограничиваются влиянием одной гипергли- кемии [78]. Таким образом, основными патогенети- ческими механизмами развития заболеваний сер- дечно-сосудистой системы у больных СД 2 является гипергликемия [79], дисфункция эндотелия, наруше- ние реологических свойств крови и липидного обме- на [80], ГИ, ИР, генетические факторы, АГ, табакокуре- ние и др. [81]. Гипергликемия играет важнейшую роль в первичном повреждении сосудистой стенки, что создает условия для дальнейшего формирования и прогрессирования не только атеросклеротического процесса [82], но и нарушения метаболизма кардио- миоцитов. Одним из механизмов, определяющих значимость СД 2 как фактора риска развития ИБС, является по- вреждающее действие гипергликемии на функцию и метаболизм клеток, особенно эндотелиоцитов и кар- диомиоцитов, в результате так называемой глюкозо- токсичности, конечным результатом которой являет- ся клеточный апоптоз [83, 84]. Возрастание концент- рации глюкозы в крови сочетается с нарушением функции эндотелия [85], причиной которой является способность глюкозы активировать фактор транс- крипции NF-kB с гиперэкспрессией циклооксигена- зы, усиленной продукцией простагландина Е2, активацией каспазы-3 и апоптозом эндотелиоцитов [86]. Эндотелиальная дисфункция наблюдается и у здоро- вых потомков больных СД 2, что говорит о наслед- ственном генезе этого заболевания [87]. В настоящее время изучают большое количество генов, участвую- щих в риске развития ССЗ, СД 2 и формирования ХСН. В метаанализе, опубликованном в 2011 г., есть данные о том, что носители аллеля А имеют в 1,5 раза больший риск развития ССЗ по сравнению с носите- лями генотипа GG [88]. Актуален вопрос в отношении полиморфизма генов, участвующих в формировании предрасположенности и развитии ХСН у больных СД 2, но делать практические выводы в настоящее время еще рано. Известно, что хроническая гипергликемия уве- личивает риск развития ХСН. Возрастание содержа- ния HbA1c в крови на 1% сочетается с повышением риска развития ХСН на 16% [89]. У больных ИБС в сочетании с СД 2 без наличия признаков ХСН исходно увеличение HbA1с на 1% сопровождалось нарастани- ем риска развития ХСН на 36% в течение 4 лет наблю- дения [90]. В исследовании CHARM (Candesartan in Heart failure: Assessment of Reduction in Mortality and morbidity) выявлено увеличение риска кардиоваску- лярной смерти и госпитализаций по поводу ХСН при нарастании HbA1с [91]. Снижение уровня НbА1с≥1% в течение года у больных СД 2 с исходно неудовлетво- рительным гликемическим контролем приводит к замедлению прогрессирования ХСН [92]. Однако при дальнейшем исследовании популяции больных ХСН в сочетании с СД 2 выявлен U-образный характер за- висимости между уровнем HbA1с и смертностью. Это значит, что неблагоприятный прогноз имеют не только больные СД 2 с выраженным увеличением HbA1с (>9,5%), но и с уровнем HbA1с ниже 6,5% [93, 94]. Эти исследования показывают, что контроль гликемии может снизить частоту развития ХСН, но целе- вые уровни HbA1с должны быть на нижней границе нормы. Известно, что нарушение нормальной секреции инсулина начинается задолго до момента постанов- ки диагноза СД 2. Уже на стадии НТГ частота пораже- ния коронарных артерий атеросклерозом суще- ственно выше, чем у лиц с нормогликемией [95]. В ис- следовании The Euro Heart Survеy on Diabetes and the Heart (EHS) НТГ у больных с ИБС выявлено у 36% об- следованных, а у 22% больных был обнаружен впер- вые выявленный СД 2. Таким образом, общая доля больных с нарушением УО среди лиц с ОИМ достига- ла 45-53% [96, 97]. По данным Московского регистра острого коронарного синдрома (ОКС) от 2012 г. на- личие нарушенного УО у больных с ОКС выявлено у 36% обследованных, из них у 20,7% он был в анамнезе и у 15,3% впервые выявленным [98]. Постпрандиальная гипергликемия значительно ча- ще сочетается с риском развития ИБС, чем увеличе- ние содержания глюкозы в крови натощак [99, 100]. В исследовании, проведенном с участием здоровых лиц и пациентов с СД 2, показано, что стабильное возрастание уровня глюкозы до 15 ммоль/л на протя- жении 24 ч сопровождалось развитием оксидантно- го стресса и дисфункцией эндотелия с уменьшением эндотелийзависимого расслабления плечевой арте- рии. Однако колебания уровня глюкозы в пределах 5-15 ммоль/л каждые 6 ч на протяжении 24 ч иссле- дования вызывали значительно более выраженные нарушения, чем стабильная гипергликемия в преде- лах 10-15 ммоль/л. Эти эффекты устранялись введе- нием витамина С, что свидетельствовало о ведущей роли активации перекисных процессов в их возник- новении. Поэтому при лечении больных СД 2 нужно не только нормализовать уровень глюкозы в крови, но и восстановить нормальную толерантность к глю- козе [101]. Ключевым фактором в развитии СД 2 является ИР, которая возрастает при прогрессировании ХСН [102]. Гипергликемия в отсутствие ГИ не сочеталась с возрастанием оксидантной активности ткани аорты. Усиление митохондриальной продукции супер- оксидного радикала в сердце и аорте при хрониче- ской нагрузке глюкозой может быть следствием дей- ствия не только глюкозы, а инсулина, который уси- ленно высвобождался под влиянием гипергликемии [103]. Это может объясняться тем, что патогенетиче- ское действие гипергликемии определяется не толь- ко ее прямым эффектом, но и опосредуется в значи- тельной степени ее влиянием как компонента син- дрома ИР. Гиперинсулинемия и ИР являются мощны- ми атерогенными факторами [104], ведущими к уве- личению пролиферации клеток эндотелия [105]. Механизмы, лежащие в основе ИР, окончательно не установлены. Результаты анализа процессов взаимо- действия инсулина с клетками-мишенями позволяют выделить три группы механизмов, ответственных за развитие ИР: дорецепторный, рецепторный и по- стрецепторный. В большинстве случаев ИР вызвана дефектами передачи инсулинового сигнала на по- стрецепторном уровне, которые обусловлены струк- турно-функциональными нарушениями со стороны белков, вовлеченных в детерминацию сигнальных процессов. Для поддержания концентрации глюкозы в крови на нормальном уровне возникает компенса- торная ГИ. В последующем развивается НТГ с форми- рованием метаболического синдрома [106]. Компен- саторная ГИ и ИР играют ключевую роль в патогенезе нарушения УО [107]. Следует отметить, что резуль- таты проводимых в ХХ в. исследований течения ИБС и ХСН у больных СД 2 основывались на изучении уровня компенсации УО при применении препара- тов производных сульфонилмочевины и инсулина, не оказывающих влияния на ГИ и ИР. В настоящее время изучение течения и прогноза ИБС и ХСН у больных СД 2 на фоне лечения препаратами, оказы- вающими воздействие на ГИ и ИР, представляет боль- шой практический интерес. Заключение Таким образом, СД 2 и ХСН приобретают статус эпидемии XXI в. и требуют от здравоохранения за- трат на профилактику и лечение этих заболеваний. Применение современных фармакологических пре- паратов и инструментальных методов лечения ССЗ увеличивает продолжительность жизни и значитель- но улучшает качество жизни пациентов с ХСН как с нормальным УО, так и с СД 2. Однако соотношение риска ССС у больных СД 2 по сравнению с имеющи- ми нормальный УО остается на прежнем уровне. На- рушение ремоделирования миокарда при СД 2 об- условлено комбинацией факторов, связанных с диа- бетической кардиомиопатией, снижением метабо- лической активности кардиомиоцитов, недостаточ- ным транспортом глюкозы в клетки, эндотелиальной дисфункцией, диабетической макро- и микроангио- патией, фиброзом миокарда, приводящих к наруше- нию наполнения ЛЖ и развитию ХСН. Патогенетиче- ское действие гипергликемии определяется не толь- ко ее прямым эффектом, но и опосредуется в значи- тельной степени ее влиянием как компонента син- дрома ИР. Ключевым фактором в развитии СД 2 яв- ляется ИР, которая возрастает при прогрессировании ХСН. Гиперинсулинемия и ИР являются мощными атерогенными факторами, ведущими к увеличению пролиферации клеток эндотелия. Стремительно рас- тущая популяция больных СД 2 в скором времени из- менит сложившиеся в последние годы представления улучшения прогноза лечения ССЗ. Для улучшения ре- зультатов лечения, направленного на снижение рис- ка ХСН у больных СД 2, необходимо достижение тра- диционной первичной цели, а именно контроля гли- кемии. Так как ИР и компенсаторная ГИ играют ключевую роль в патогенезе СД 2 и тесно связаны с риском развития АГ и ССЗ, обусловленных атеро- склерозом, то при лечении больных СД 2 и НТГ с ХСН необходимо ориентироваться на применение препа- ратов, влияющих на ИР.
×

About the authors

S. V Kakorin

Moscow City Hospital №4

Email: kakorin-s@yandex.ru
115093, Russian Federation, Moscow, Pavlovskaya str., 25

I. A Averkova

Moscow State Medical Stomatological University named by A.I.Evdokimova of the Ministry of Health of the Russian Federation

127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaya, d. 20, building 1

A. M Mkrtumyan

Moscow State Medical Stomatological University named by A.I.Evdokimova of the Ministry of Health of the Russian Federation

127473, Russian Federation, Moscow, ul. Delegatskaya, d. 20, building 1

References

  1. Bauters C, Lamblin N, Mc Fadden E.P et al. Influence of diabetes mellitus on heart failure risk and outcome. Cardiovasc Diabetol 2003; 2: 1.
  2. Даниелян М.О. Прогноз и лечение хронической сердечной недостаточности (данные 20-летнего наблюдения). Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2001.
  3. Owan T.E, Hodge D.O, Herges R.M et al. Trends in prevalence and outcome of heartfailure with preserved ejection fraction. N Engl J Med 2006; 355 (3): 251-9.
  4. Мареев В.Ю., Даниелян М.О., Беленков Ю.Н. От имени рабочей группы исследования ЭПОХА-О-ХСН. Сравнительная характеристика больных с ХСН в зависимости от величины ФВ по результатам Российского многоцентрового исследования ЭПОХА-О-ХСН. Журн. сердечная недостаточность. 2006; 7 (4): 164-71.
  5. Национальные рекомендации ВНОК И ОССН по диагностике и лечению ХСН (3-й пересмотр). Журн. сердечная недостаточность. 2010; 11; 1 (57): 3-62.
  6. Майоров А.Ю. 71-й Ежегодный конгресс Американской диабетологической ассоциации (ADA). Сахарный диабет. 2011; 3: 120-1.
  7. Дедов И.И. Инновационные технологии в лечении и профилактике сахарного диабета и его осложнений. Сахарный диабет. 2013; (3): 2-10.
  8. Мареев В.Ю., Агеев Ф.Т., Арутюнов Г.П. и др. Национальные рекомендации ВНОК и ОССН по диагностике и лечению ХСН (3-й пересмотр). Утверждены конференцией ОССН 15 декабря 2009 г. Журн. сердечная недостаточность. 2010; 11 (1): 3-62.
  9. Gray L.K, Smyth K.A, Palmer R.M et al. Heterogeneity in older people: examining physiologic failure, age, and comorbidity. J Am Geriatr Soc 2002; 50 (12): 1955-61.
  10. Bayliss E.A, Bayliss M.S, Ware J.E Jr, Steiner J.F. Predicting declines in physical function in persons with multiple chronic medical conditions: what we can learn from the medical problem list. Health Qual Life Outcomes 2004; 2: 47.
  11. Wolff J.L, Starfield B, Anderson G. Prevalence, expenditures, and complications of multiple chronic conditions in the elderly. Arch Intern Med 2002; 162 (20): 2269-76.
  12. Lien C.T, Gillespie N.D, Struthers A.D, Mc Murdo M.E. Heart failure in frail elderly patients: diagnostic difficulties, comorbidities, polypharmacy and treatment dilemmas. Eur J Heart Fail 2002; 4 (1): 91-8.
  13. Van der Wel M.C, Jansen R.W, Bakx J.C et al. Non - cardiovascular comorbidity in elderly patients with heart failure outnumbers cardiovascular comorbidity. Eur J Heart Fail 2007; 9 (6-7): 709-15.
  14. Standi E. Aetiology and consenquences of the metabolic syndrome. Europ Heart J 2005; 7: 10-3.
  15. Clark C, Perry R. Type 2 diabetes and macrovascular disease: epidemiology and etiology. Am Heart J 1999; 138: 330-3.
  16. Malmberg K, Yusuf S, Gerstein H.C et al. Impact of diabetes on long - term prognosis in patients with unstable angina and non- Q-wave myocardial infarction: results of the OASIS (Organization to Assess Strategies for Ischemic Syndromes) Registry. Circulation 2000; 102 (9): 1014-9.
  17. Ryden L, Armstrong P, Cleland J, Horowitz J et al. Efficacy and safety of high - dose lisinopril in chronic heart failure patients at high cardiovascular risk, including those with diabetes mellitus. Results from the ATLAS trial. Eur Heart J 2000; 21: 1967-78.
  18. Панова Е.И. Инфаркт миокарда и сахарный диабет типа 2; некоторые особенности сочетанной патологии. Нижегородский мед. журн. 2008; 1: 10-4.
  19. Bauters C, Lamblin N, Fadden E.R et al. Influence of diabetes mellitus in heart failure risk an outcome. Cardiovasc Diabetol 2003; 2 (1).
  20. Литаева Т.Ю. Хроническая сердечная недостаточность у больных сахарным диабетом 2-го типа: распространенность, особенности диагностики и лечения. Автореф. дис.… канд. мед. наук. Оренбург, 2011.
  21. Фомин И.В., Мареев В.Ю., Агеев Ф.Т. и др. Сахарный диабет как этиологическая причина ХСН в Европейской части Российской Федерации (Исследование ЭПОХА-ХСН, госпитальный этап). Журн. сердечная недостаточность. 2012; 13; 1 (69): 3-9.
  22. Goode K.M, John J, Rigby A.S et al. Elevated glycated haemoglobin is a strong predictor of mortality in patients with left ventricular systolic dysfunction who are not receiving treatment for diabetes mellitus. Heart 2009; 95 (11): 917-23.
  23. Cleland J.G, Swedberg K, Follath F et al. The Euro Heart Failure survey programme a survey on the quality of care among patients with heart failure in Europe. Part 1: patients characteristics and diagnosis. Eur Heart J 2003; 24 (5): 442-63.
  24. Lindsay M.M, Maxwell P, Dunn F.G. TIMP-1: a marker of left ventricular diastolic dysfunction and fibrosis in hypertension. Hypertension 2002; 40: 136-41.
  25. Агеев Ф.Т. Диастолическая сердечная недостаточность: 10 лет знакомства. Журн. сердечная недостаточность. 2010; 11: 1 (57): 69-76.
  26. Wu A.H, Smith A, Wieczorek S et al. Biological variation for N-terminal pro - and B-type natriuretic peptides and implications for therapeutic monitoring of patients with congestive heart failure. Am J Cardiol 2003; 92: 628-31.
  27. Агеев Ф.Т., Даниелян М.О., Мареев В.Ю. и др. Больные с хронической сердечной недостаточностью в российской амбулаторной практике: особенности контингента, диагностики и лечения (по материалам исследования ЭПОХА-О-ХСН). Журн. сердечная недостаточность. 2004; 5 (1): 4-7.
  28. Фомин И.В. Артериальная гипертония в Российской Федерации: последние 10 лет. Что дальше? Сердце. 2007; 6; 3 (35): 120-2.
  29. Фомин И.В. Эпидемиология хронической сердечной недостаточности в Европейской части РФ. Хроническая сердечная недостаточность. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010; с. 5-18.
  30. Jessup M, Brozena S. Heart failure. N Engl J Med 2003; 348 (20): 2007-18.
  31. Redfield M.M, Jacobsen S.J, Burnett J.C et al. Burden of systolic and diastolic ventricular dysfunction in the community: appreciating the scope of the heart failure epidemic. JAMA 2003; 289 (2): 194-202.
  32. Tschope C, Kasner M, Westermann D et al. The role of NT-pro BNP in the diagnostics of isolated diastolic dysfunction: correlation with echocardiographic and invasive measurements. Europ Heart J 2005; 26 (21): 2277-84.
  33. Solomon S.D, St. John Sutton M, Lamas G.A et al. Ventricular remodeling does not accompany the development of heart failure in diabetic patients after myocardial infarction. Circulation 2002; 106: 1251.
  34. Соломахина Н.И. Сердечная и внесердечная коморбидность у больных систолической и диастолической ХСН пожилого и старческого возраста. Журн. сердечная недостаточность. 2009; 6: 298-303.
  35. De Groote P, Lamblin N, Mouquet F et al. Impact of diabetes mellitus on long - term survival in patients with congestive heart failure. Eur Heart J 2004; 25 (8): 656-62.
  36. Detry J. The pathophysiology of myocardial ischaemia. Eur Heart J 1996; 17 (l): 48-52.
  37. Ewing D. Cardiac autonomic neuropathy. In: Jarret R (ed.). Diabetes and heart disease. Amsterdam: Elsevier, 1984; p. 99-132.
  38. Schonauer M, Thomas A, Morbach S, Niebauer J et al. Cardiac autonomic diabetic neuropathy. Diabetes Vascular Disease Research 2008; 5: 336-44.
  39. Верткин A.Л. Диабетическая автономная нейропатия: диагностика и лечение. Клинич. фармакология и фармакотерапия. 2004; 6 (4): 14-6.
  40. Vinik A, Freeman R, Erbas T. Diabetic autonomic neuropathy.Semin Neurol 2003; 23: 365-72.
  41. Vinik A, Ziegler D. Diabetic cardiovascular autonomic neuropathy. Circulation 2007; 115: 387-97.
  42. Ботова С.Н. Диагностика и прогностическое значение кардиоваскулярной автономной нейропатии у больных сахарным диабетом 2-го типа в сочетании с хронической сердечной недостаточностью. Нижний Новгород, 2009.
  43. Spallone V, Ziegler D, Freeman R et al. Cardiovascular autonomic neuropathy in diabetes: clinical impact, assessment, diagnosis, and management. Diabetes/Metabolism Research and Reviews 2011; 27 (7): 639-53.
  44. Vinik A, Maser R, Mitchell B, Freeman R. Diabetic Autonomic Neuropathy. Diabetes Care 2003; 26 (5): 1553-79.
  45. Young L, Wackers F, Chyun D et al. Cardiac outcomes after screening for asymptomatic coronary artery disease in patients with type 2 diabetes: the DIAD study: a randomized controlled trial. JAMA 2009; 301: 1547-55.
  46. Подачина С.В. От классической терапии диабетической нейропатии к решению проблемы гипергликемической памяти. Эффективная фармакотерапия. Эндокринология. 2012; 1: 48-52.
  47. Brownlee M. The pathobiology of diabetic complications: a unifying mechanism. Diabetes 2005; 54 (6): 1615-25.
  48. Barzilay J.I, Kronmal R.A, Bittner V et al. Coronary artery disease and coronary artery bypass grafting in diabetic patients aged>65 years (Report from the coronary artery surgery study [CASS] registry). Am J Cardiol 1994; 74 (4): 334-9.
  49. Дедов И.И., Александров А.А. Проблемы острого инфаркта миокарда у больных сахарным диабетом: эхо Мюнхена. Сахарный диабет. 2008; 1: 4-10.
  50. Valensi P, Pariès J, Brulport-Cerisier V et al. Predictive value of silent myocardial ischemia for cardiac events in diabetic patients: influence of age in a French multicenter study. Diabetes Care 2005; 28 (11): 2722-7.
  51. Sima A.A, Thomas P.K, Ishii D, Vinik A. Diabetic neuropathies. Diabetologia 1997; 40 (Suppl. 3): B74-7.
  52. Стронгин Л.Г., Починка И.Г., Алейник Д.Я., Чарыкова И.Н. Предикторы выживаемости больных хронической сердечной недостаточностью, страдающих сахарным диабетом типа 2. Сахарный диабет. 2004; 4: 14-8.
  53. Стронгин Л.Г., Ботова С.Н., Починка И.Г. Прогностическое значение кардиоваскулярной автономной нейропатии у больных с сочетанием сахарного диабета 2-го типа и хронической сердечной недостаточности. Кардиология. 2010; 2: 26-9.
  54. Fonseca V, Desouza C, Asnani S, Jialal I. Nontraditional risk factors for cardiovascular disease in diabetes. Endocr Rev 2004; 25 (1): 153-75.
  55. Северина А.С., Шестакова М.В. Нарушение системы гемостаза у больных сахарным диабетом. Сахарный диабет. 2004; 1: 62-7.
  56. Починка И.Г. Особенности продукции фактора некроза опухоли у больных хронической сердечной недостаточностью, страдающих сахарным диабетом 2-го типа. Сборник статей X Межрегионального кардиологического форума. Нижний Новгород, 2006; с. 135-8.
  57. Fang Z.Y, Prins J.B, Marwick T.H. Diabetic cardiomyopathy: evidence, mechanisms, and therapeutic implications. Endocr Rev 2004; 25 (4): 543-67.
  58. Mac Donald M.R, Petrie M.C, Hawkins N.M et al. Diabetes, left ventricular systolic dysfunction and chronic heart failure. Eur Heart J 2008; 29 (10): 1224-40.
  59. Vaur L, Gueret P, Lievre M et al. Development of congestive heart failure in type 2 diabetic patients with microalbuminuria or proteinuria: observations from the Diabhycar (type 2 DIABetes Hypertension Cardiovascular Events and Ramipril) study. Diabetes Care 2003; 26: 855-60.
  60. Mac Donald M.R, Petrie M.C, Hawkins N et al. Diabetes, left ventricular systolic disfunction and chronic heart failure. Eur Heart J 2008; 29: 1224-40.
  61. Nichols G, Hillier T.A, Erbey J.R, Brown J.B et al. Congestive heart failure in type 2 diabetes: prevalence, incidence and risk factors. Diabetes Care 2001; 24: 1614-9.
  62. Какорин С.В., Сангар К.А., Бочков П.А. Острый коронарный синдром, осложненный острой сердечной недостаточностью у больных с нарушением углеводного обмена. V Всероссийский форум «Вопросы неотложной кардиологии - 2012», 28-29 ноября 2012 г., г. Москва. Тезисы. С. 19.
  63. Беленков Ю.Н., Мареев В.Ю., Агеев Ф.Т., Даниелян М.О. Регистр НИИ кардиологии им. А.Л.Мясникова, 2002.
  64. Александров А.А., Бондаренко И.З., Кухаренко С.С. и др. Сахарный диабет и ишемическая болезнь сердца: поиски решения. Сахарный диабет. 2005; 3: 34-8.
  65. Бильченко А.В. Сахарный диабет и сердечно - сосудистые заболевания. Журн. Лики Украины. 2009; 4 (130): 78-81.
  66. Dries D.L, Sweitzer N.K, Drazner M.H et al. Prognostic impact of diabetes mellitus in patients with heart failure according to the aetiology of left ventricular systolic dysfunction. J Am Coll Cardiol 2001; 38 (2): 421-8.
  67. Kamalesh M, Subramanian U, Sawada S et al. Decreased survival in diabetic patients with heart failure due to systolic dysfunction. Eur J Heart Fail 2006; 8 (4): 404-8.
  68. Picano E. Diabetic cardiomyopathy. The importance of being earliest. J Am Coll Cardiol 2003; 42: 454.
  69. Standl E, Schnell O. A new look at the heart in diabetes mellitus: From ailing to failing. Diabetologia 2000; 43: 1455.
  70. Балаболкин М.И. Эндокринология. М.: Универсум паблишинг, 1994.
  71. Superko H.R, Krauss R.M, Di Ricco C. Effect of fluvastatin on low - density lipoprotein peak particle diameter. Am J Cardiol 1997; 80 (1): 78-81.
  72. Sasso F.C, Torella D, Carbonara O et al. Increased vascular endothelial growth factor expression but impaired vascular endothelial growth factor receptor signaling in the myocardium of type 2 diabetic patients with cronic coronal disease. J Am Coll Cardiol 2005; 46: 827.
  73. Mazzone T, Chait A, Plutzky J. Cardiovascular disease risk in type 2 diabetes mellitus: insights from mechanistic studies. Lancet 2008; 371 (9626): 1800-9; 10.1016/S0140-6736(08)60768-0' target='_blank'>http://doi: 10.1016/S0140-6736(08)60768-0
  74. Jialal I, Amess W, Kaur M. Management of hypertriglyceridemia in the diabetic patient. Curr Diab Rep 2010; 10 (4): 316-20; 10.1007/s11892-010-0124-4' target='_blank'>http://doi: 10.1007/s11892-010-0124-4
  75. Grant P.J. Diabetes mellitus as a prothrombotic condition. J Intern Med 2007; 262 (2): 157-72.
  76. Lemkes B.A, Hermanides J, Devries J.H et al. Hyperglycemia: a prothrombotic factor? J Thromb Haemost 2010; 8 (8): 1663-9; 10.1111/j.1538-7836.2010.03910.x' target='_blank'>http://doi: 10.1111/j.1538-7836.2010.03910.x
  77. Raitakari M, Ilvonen T, Ahotupa M et al. Weight reduction with very - low - caloric diet and endothelial function in overweight adults: role of plasma glucose. Arterioscler Thromb Vasc Biol 2004; 24: 124-31.
  78. Werner A, Travaglini M. A review of rosiglitazone in type 2 diabetes mellitus. Pharmacotherapy 2001; 21 (9): 1082-99.
  79. Bartnik M, Ryden L, Ferrari R et al. Euro Heart Survei Investigstors. The prevalence of abnormal glucose regulation in patients with coronary artery disease across Europe. Eur Heart J 2004; 25: 1880-90.
  80. Kowalska I, Prokop J, Bachorzewska-Gajewska H et al. Distur - bances of glucose metabolism in men referred for coronary angiography. Diabet Care 2001; 24: 897-901.
  81. Anselminoa M, Bartnikb M, Malmbergb K, Rydénb L. Management of coronary artery disease in patients with and without diabetes mellitus. Acute management reasonable but secondary prevention un - acceptably poor: a report from the Euro Heart Survey on Diabetes and the heart. Eur J Cardiovasc Prev Rehabil 2007; 14: 28-36.
  82. Северина А.С., Галицина Н.А., Парфенова Е.В. и др. Роль дисфункции эндотелия в развитии диабетических макроангиопатий. М., 2007.
  83. Favaro E, Miceli I, Bussolati B, Schimitt-Ney M. Hyperglycemia induces apoptosis of human pancreatic islet endothelial cells. Am J Pathol 2008; 173 (2): 442-50.
  84. Dandona P, Chaudhuri A, Ghanim H. Acute myocardial infarction, hyperglycemia, and insulin. J Am Coll Cardiol 2009; 53: 1437-9.
  85. Hong Z, Guo Liang L, Qiu Yue W, Li Ying D. Effect of ghrelin on human endothelial cells apoptosis induced by high glucose. Biochemi cal Biophysical Research Communications 2007; 362: 677-81.
  86. Sheu M, Ho F, Yang R et al. High glucose induces human endothelial cell apoptosis through a phosphoinositide 3-kinase - regulated cyclooxygenase-2 pathway. Arterioscler Throm Vasc Biol 2005; 25: 539-47.
  87. Goldfine A.B, Beckman J.A, Betensky R.A et al. Family history of diabetes is a major determinant of endothelial function. J Am Coll Cardiol 2006; 47: 2456.
  88. Zhang H-F, Xie S-L, Wang J-F et al. Tumor necrosis factor - alpha G-308A gene polymorphism and coronary heart disease susceptibility: An updated meta - analysis. Thromb Res 2011.
  89. Nichols G, Gullion C, Koro C et al. The incidence of congestive heart failure in type 2 diabetes: an update. Diabetes Care 2004; 27: 1879-84.
  90. Van Melle J.P, Bot M, de Jonge P et al. Diabetes, glycemic control, and new - onset heart failure in patients with stable coronary artery disease. Diabetes Care 2010; 33 (9): 2084-9.
  91. Gerstein H.C, Swedberg K, Carlsson J et al. CHARM Program Investigators.The hemoglobin A1c level as a progressive risk factor for cardiovascular death, hospitalization for heart failure, or death in patients with chronic heart failure: an analysis of the Candesartan in Heart failure: Assessment of Reduction in Mortality and Morbidity (CHARM) program. Arch Intern Med 2008; 168 (15): 1699-704.
  92. Стронгин Л.Г., Починка И.Г., Конышева М.С. Гликемический контроль и течение хронической сердечной недостаточности у больных сахарным диабетом типа 2. Сахарный диабет. 2012; 2: 17-21.
  93. Aguilar D, Bozkurt B, Ramasubbu K, Deswal A. Relationship of hemoglobin A1C and mortality in heart failure patients with diabetes. J Am Coll Cardiol 2009; 54 (5): 422-8.
  94. Стронгин Л.Г., Починка И.Г., Алейник Д.Я., Чарыкова И.Н. Предикторы выживаемости больных хронической сердечной недостаточностью, страдающих сахарным диабетом типа 2. Сахарный диабет. 2004; 4: 14-8.
  95. Saely C.H, Drexel H, Sourij H et al. Key role of post challenge hyperglycemia for the presence and extent of coronary atherosclerosis: An angiographic Study. Atherosclerosis 2008; 199 (2): 317-22.
  96. Bartnik M, Ryden L, Ferrari R et al. Euro Heart Survei Investigstors. The prevalence of abnormal glucose regulation in patients with coronary artery disease across Europe. Eur Heart J 2004; 25: 1880-90.
  97. Bartnik M. Glucose regulation and coronary artery disease: Studies on prevalence recognition and prognostic implication. Karolinska Institutet. Stockholm 2005.
  98. Какорин С.В., Эрлих А.Д., Калинкина А.А. Уровень декомпенсации углеводного обмена у больных острым коронарным синдромом при явном и впервые выявленном сахарном диабете типа 2 (регистр острого коронарного синдрома г. Москвы). VI Всероссийский форум «Неотложная кардиология - 2013». Современные подходы к лечению острого коронарного синдрома. 28-29 ноября 2013 г., г. Москва. Тезисы. С. 22.
  99. Smith N.L, Barzilay J.K, Shaffer D et al. Fasting and 2-hour post challenge serum glucose measures and risk of incident cardiovascular events in the elderly: the Cardiovascular Health Study. Arch Intern Med 2002; 162: 209-16.
  100. Temelkova-Kurktschiev T, Henkel E, Koehler C et al. Subclinical inflammation in newly detected type II diabetes and impaired glucose tolerance. Diabetologia 2002; 45: 151-6.
  101. Ceriello A, Esposito K, Piconi L et al. Oscillating glucose is more deleterious to endothelial function and oxidative stress than mean glucose in normal and type 2 diabetic patients. Diabetes 2008; 57: 1349-54.
  102. Van Melle J.P, Bot M, de Jonge P et al. Diabetes, glycemic control, and new - onset heart failure in patients with stable coronary artery disease. Diabetes Care 2010; 33 (9): 2084-9.
  103. Midaoui A, Champlain J. Effects of glucose and insulin on the development of oxidative stress and hypertension in animal models of type 1 and type 2 diabetes. Hypertension 2005; 23 (3): 581-8.
  104. Aguilar D, Bozkurt B, Ramasubbu K, Deswal A. Relationship of hemoglobin A1C and mortality in heart failure patients with diabetes. J Am Coll Cardiol 2009; 54 (5): 422-8.
  105. Chris P.H Lexis, Braim M Rahel, Joan G Meeder et al. Felix Zijlstra and Iwan C.C van der Horst Cardiovascular Diabetol 2009; 8: 41; 10.1186/1475-2840-8-41' target='_blank'>http://doi: 10.1186/1475-2840-8-41
  106. Standi E. Aetiology and consenquences of the metabolic syndrome. Europ Heart J 2005; 7: 10-3.
  107. Демидова Т.Ю. Этиопатогенетическая роль инсулинорезистентности в развитии метаболических и сосудистых нарушений при сахарном диабете типа 2. Фарматека. 2010; 16: 18-24.

Copyright (c) 2015 Consilium Medicum

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies