Myocardial infarction - frequency, professional, clinical and sex-related peculiarities, medical rehabilitation



Cite item

Full Text

Abstract

Myocardial infarction frequency, clinical peculiarities, complications structure and type, late appealability) for medical aid, effectiveness of complex monitoring for patients with cardiosclerosis are established in past 13 years. These data provided basis for medical psychological monitoring project in myocardial infarction patients.

Full Text

А ктуальность проблемы инфаркта миокарда (ИМ) бесспорна и определяется тенденцией к росту заболеваемости и смертности лиц с ост- рыми и хроническими формами ишемической бо- лезни cердца в большинстве стран мира [1-5], что связано с увеличением основных факторов риска атеросклероза, включая и психосоциальные. ИМ - одна из весьма распространенных причин летально- сти и нарушения трудоспособности вплоть до инва- лидизации [6-8]. Неблагоприятное течение ИМ, раз- витие ряда жизнеугрожающих осложнений обуслов- лены, как правило, поздней диагностикой (обращае- мостью), сроками и объемом оказания неотложной помощи и поступления в специализированный ста- ционар, качеством и полнотой вторичной профи- лактики, наличием тревожно-депрессивных рас- стройств (ТДР), острых психозов (ОП), а также отсут- ствием рационального постоянного медико-психо- логического наблюдения постинфарктных пациен- тов (ПП) в течение всей последующей жизни [9, 10]. Несмотря на снижение стационарной смертности при ИМ, выживаемость остается низкой; ежегодная летальность составляет около 5%. Кроме этого, при- мерно у 27-60% пациентов с ИМ в ближайшие или более поздние сроки развивается сердечная недоста- точность, у 74-95% диагностируются разные формы желудочковых аритмий [11-15]. Именно поэтому важное значение имеет постгоспитальная реабилитация пациентов с ИМ [16-19]. Цель исследования - изучить в динамике частоту ИМ, половозрастные, социальные и профессиональ- ные особенности течения болезни, оценить систему восстановительного лечения в амбулаторно-поли- клинических условиях. Материалы и методы Осуществлены ретроспективный клинико-стати- стический анализ медицинской документации (исто- рии болезни, карточки вызовов, отчеты) больных с ИМ за 2000-2012 гг. и наблюдение случайной выбор- ки: 175 ПП - мужчин (М, n=109) и женщин (Ж, n=66) на амбулаторно-поликлиническом этапе в течение 2 лет с оценкой терапевтического результата и фор- мирования программы медико-психологического мо- ниторинга. По уровню образования высшее имели 19,6% Ж и 23,7% М; среднее - 29,7 и 38,5% соответ- ственно; начальное - 12,5 и 19,4%; не имели образова- ния - 7,3% Ж и 1,8% М. До болезни работали 64,9% М и 59,6% Ж. Результаты и обсуждение Всего зарегистрировано 6793 случая ИМ в возрасте 27-87 лет, в том числе 76,25% - у М и 23,75% - у Ж. Половозрастные характеристики ИМ представлены в табл. 1. Как следует из табл. 1, в 20-29 лет ИМ выявлен толь- ко среди М (0,2%), в 30-39 и 40-49 лет - у Ж (0,08 и 1,3% соответственно). С 30-39 лет среди М и с 50-59 Таблица 1. Половозрастные особенности ИМ в регионе (%) Возраст, лет М Ж 20-29 0,2 - 30-39 первичный ИМ повторный ИМ 0,08 4,8 0,3 40-49 22,3 4,3 1,3 50-59 27,6 25,8 первичный ИМ повторный ИМ 20,4 20,9 60-69 15,6 40,2 34,5 25,8 70-79 21,0 25,7 37,7 24,1 80 и более 8,3 3,6 5,9 36,9 Таблица 2. Время доставки в стационар Время М, % Ж, % Первые 6 ч 42,6 33,9 6-12 ч 16,8 13,6 12-24 ч 7,9 7,4 Более 24 ч 43,1 36,2 Рис. 1. Частота ИМ по годам у М и Ж. Рис. 2. Клинические формы ИМ с учетом пола. лет среди Ж регистрировались не только первичные, но и повторные ИМ. Частота ИМ в течение 13 лет имела в целом тенденцию к росту: от 24,8 до 30,0% - только у Ж в 2000-2001 гг.; от 26,3 до 33,1% - только у М в 2001-2002 гг. С 2003 г. отмечено снижение забо- леваемости ИМ как среди Ж (19,6%), так и М (20,6%) с постепенным увеличением в течение 5 последующих лет: до 28,9% у Ж и 31,5% у М в 2007 г. В 2008 г. заболе- ваемость ИМ несколько снизилась: до 27,6% у Ж и до 30,3% у М. В 2009 г. отмечено небольшое увеличение частоты ИМ как у Ж (29,6%), так и М (34,4%), которое сохранилось в 2010 г.- 29,5% у Ж и 33,6% у М; в 2011 г. - 30,1 и 35,6% соответственно; в 2012 г. - 33,4 и 36,7% соответственно (рис. 1). Частота ИМ среди Ж чаще ассоциировалась с низ- ким уровнем образования (p<0,05); среди М досто- верной зависимости ИМ и образования не установ- лено. Для уточнения возможной роли производ- ственных факторов в развитии болезни выполнен- ный анализ случайной (20%) выборки Ж и М с ИМ позволил определить преобладание ИМ (43,8%) у лиц напряженного эмоционального труда (водители транспорта, диспетчеры, контролеры, медицинские работники - врачи, сотрудники отдела внутренних дел), несколько реже (32,1%) - у педагогов (учителя, преподаватели вузов), экономистов, торговых работ- ников; еще реже (24,1%) - у лиц физического труда (животноводы, штукатуры, маляры и дворники). О роли характера работы и профессионального стресса в развитии ИМ и стенокардии напряжения свидетельствуют результаты выполненных ранее ис- следований [20-23]. По форме наиболее распространенной оказалась классическая (ангинозная), которая зарегистрирова- на у 62% Ж и 58% М; достоверно реже абдоминальная у 31 и 34% соответственно; аритмическая - у 5 и 6% соответственно; церебральная - 2% у М и Ж (рис. 2). В целом частота крупноочагового (39,7 и 35,9%) и мелкоочагового (57,6 и 58,1%) достоверно не раз- личалась у М и Ж. По локализации ИМ передней стенки диагности- рован традиционно в подавляющем числе случаев - у 62,8% Ж и 74,2% М; задней локализации - у 34,2% Ж и 18,7% М; циркулярный ИМ установлен в 3,0 и 7,1% соответственно (рис. 3). Особый интерес представляют сроки поступления больных в специализированное учреждение (табл. 2). Важное значение раннего начала квалифициро- ванной помощи больным с ИМ не вызывает сомне- ния; благоприятным «окном» (до 6 ч от начала при- ступа загрудинных болей) начала лечения среди лиц моложе 65 лет удалось воспользоваться 61,8% М и 69,6% Ж. При этом в пожилом возрасте (старше 65 лет) своевременное начало лечения осуществлено лишь 18,9% М и 20,6% Ж. Это означает, что более 75% больных с ИМ неотложная помощь «запаздывает» - через 12-24 ч и более (?), что повышает риск разви- тия серьезных осложнений, включая летальный ис- Рис. 3. Локализация ИМ. ход. Данное обстоятельство и объясняет особенно- сти и разнообразие клинических проявлений ИМ в пожилом возрасте [24, 25]. Как показал анализ, тра- диционные факторы риска в структуре предикторов ИМ достоверно преобладали: артериальная гипер- тензия (АГ; 83,6%), курение (85,7%), избыточная мас- са тела (59,4%), сахарный диабет (СД) типа 2 (52,9%) и дислипидемия (49,6%) среди М (p<0,01) и реже (p=0,05) у Ж (70,2; 23,6; 63,8; 54,6; 51,7% соответственно). Сочетание факторов риска ИМ также пре- обладало у М (более 75%); низкая приверженность лечению была характерна для большинства пациен- тов обоего пола. Вместе с этим 19,8% лиц старше 65 лет поступили в стационар с ангинозными болями, которые были неинтенсивными, сжимающими, а их «посредниками» были дискомфорт и/или тяжесть за грудиной, реже колющие/ноющие боли. У 1/4 пожи- лых независимо от пола ИМ развивался без предше- ствующих характерных симптомов; иногда реги- стрировались волнообразные болевые ощущения, проявления осложнений (приступы сердечной аст- мы, симптомы отека легких, проявления гипотонии, нарушения ритма сердца), а также боли в области живота (абдоминальный вариант). И, наконец, в 12,7% случаях у М и 9,4% случаях у Ж диагноз ИМ установлен электрокардиографическим методом. Представленная информация, демонстрирующая атипичное начало болезни, по-видимому, оказалась одной из причин позднего обращения лиц пожило- го возраста. При этом несвоевременная госпитали- зация, как правило, сопровождается прогредиент- ным течением ИМ, развитием осложнений и ростом показателей внутрибольничной летальности. В част- ности, показано: среднее время поступления в ста- ционар пациентов старше 65 лет достоверно боль- ше, чем у лиц до 65 лет; частота атипичных форм ИМ и признаки сердечной недостаточности регистри- ровались несколько чаще. В целом пожилые боль- ные имеют больший риск госпитальной смертно- сти, которая, возможно, обусловлена поздним по- ступлением в стационар и частотой развития сердеч- ной недостаточности [25]. Анализ материалов скорой помощи (20,0% выбор- ка) обнаружил недостатки: 1) трехступенчатая схема обезболивания: при неэффективности сублингваль- ного приема нитроглицерина для купирования сте- нокардического приступа используется ненаркоти- ческий анальгетик (метамизол натрия - анальгин) с димедролом (дифенгидрамин) в большинстве случа- ев (63,5%); 2) применение миотропных спазмолити- ческих средств, - как исключение используется реко- мендованный ранее папаверин, замененный дрота- верином (но-шпой), - не улучшающих перфузию пораженной зоны миокарда, однако повышающих по- требность последнего в кислороде (19,5%); 3) неже- лательно применение атропина с целью предупреж- дения вагомиметических эффектов морфина (тош- нота, рвота, влияние на ритм сердца и уровни арте- риального давления), так как он может способство- вать тахикардии. Превентивное назначение лидокаи- на всем больным с острым ИМ без учета реальной си- туации для профилактики развития фибрилляции желудочков может существенно увеличить леталь- ность вследствие асистолии [26]. Достаточно часто для достижения цели обезболивания врачи скорой медицинской помощи неоправданно используют комбинированный препарат метамизола натрия с фенпиверина бромидом и питофенона гидрохлори- дом (баралгин, спазмалгин, спазган и т.д.) или трама- дола (трамал), фактически не влияющего на работу сердца, следовательно, не показанного в таких слу- чаях. Представляет опасность использование при ИМ в качестве антиагрегантного и коронаролитиче- ского средства дипиридамола (курантила), достовер- но повышающего потребность миокарда в кислоро- де. И, наконец, ошибочным считается достаточно распространенное назначение калия и магния ас- партата (панангин, аспаркам), не влияющих ни на внешнюю работу сердца, ни на потребление миокар- дом кислорода, ни на коронарный кровоток [26]. За- служивает внимания строгая тенденция к сокраще- нию неоправданных действий медицинских работ- ников при оказании неотложной помощи и оптими- зации последней за последние 4 года (2010-2013 гг.). В целом на госпитальном этапе осложнения заре- гистрированы в 18,7% наблюдений, что соответству- ет данным литературы [3, 11, 25, 27, 28]: кардиоген- ный шок (6,5%), нарушения ритма сердца (желудоч- ковая тахикардия, фибрилляция желудочков и пред- сердий - 5,2%) и проводимости (атриовентрикуляр- ная блокада 2 и 3-й степени - 4,8%), отек легких (1,1%). Наряду с этим психоэмоциональные рас- стройства психотического и непсихотического ха- рактера установлены в 11,7% наблюдений, чаще сре- ди Ж и значительно чаще (p<0,01) у лиц старше 65 лет. Указанные проявления определяют как ОП [29], которые встречаются в широком диапазоне (от 30 до 80%) в ряду иных осложнений ИМ [20-23, 30]. Уста- новлено, что с 2003 г. частота ОП при ИМ имеет тен- денцию к росту - от 3,9-4,3 до 10,4-12,8%. По дан- ным американских исследований, ОП («делирий») регистрируется у 15-20% больных отделений кар- диореанимации [31, 32], что не противоречит пред- ставленным нами данным. Вместе с тем в тщательно спланированном проекте М.Л.Гринберга, Я.Л.Габин- ского (2006 г.), хотя и обнаружен рост частоты ОП с 1,57 до 5,65% у пациентов с ИМ в крупном специали- зированном клиническом центре за последние 10 лет [29], но их распространенность оказалась ниже. Не- обходимо подчеркнуть, что ОП зависели (p<0,01) как от возраста (средний 73,8±2,1 года), пола (Ж) и тяже- сти ИМ, так и распространенности поражения мио- карда (у 16,8% больных с Q-ИМ и 2,7% больных не Q-ИМ), что необходимо учитывать при формирова- нии индивидуальной рациональной терапии. Пред- ставленные результаты о частоте ОП при ИМ являют- ся основанием для оптимизации методов ранней ди- агностики и своевременного лечения нервно-психи- ческих расстройств и ТДР для предупреждения про- гредиентного течения и развития жизнеугрожаю- щих осложнений ИМ. По нашим данным (10-15% выборка), симптомы ТДР регистрировались достаточно часто: 34,5 и 41,9% среди М и Ж соответствен- но, что подчеркивает необходимость их своевремен- ного выявления и лечения. По мнению ряда авторов [7, 9, 33-35], ТДР считаются предиктором неблаго- приятного течения ИМ и высокого риска развития кардиоваскулярных осложнений. В настоящее время в структуре последних особе ме- сто занимает ранняя постинфарктная стенокардия (РПС), оказывающая негативное влияние на успеш- ность процесса реабилитации [25] и потому требую- щая адекватной коррекции лечения. Выполненный нами сравнительный анализ выборки пациентов с ИМ обнаружил признаки РПС в 22,4% случаев, частота которой зависела от возраста (29,7% у лиц старше 65 лет и 15,1% у лиц моложе 65 лет; p<0,01) и была об- условлена особенностями клиники ИМ и наличием выраженных нервно-психических симптомов. При этом у первых наблюдались 9 случаев повторного ИМ, а среди пациентов до 65 лет возможной причи- ной РПС следует считать значительные ТДР. Роль по- следних в развитии и формировании клинической картины ИМ показана в ряде работ [6, 9, 34, 35]. Представленные сведения имеют практическое значение и требуют обязательного учета при органи- зации комплекса мероприятий как на госпитальном (включая высокотехнологичные кардиохирургиче- ские вмешательства), так и на амбулаторном этапе восстановительного лечения и реабилитации боль- ных с ИМ, о чем свидетельствуют результаты реали- зованного проекта [8, 12]. Динамическое наблюдение непреднамеренной вы- борки 175 ПП (109 М и 66 Ж) на амбулаторно-поли- клиническом этапе в течение 18-24 мес обнаружило стабилизацию психосоматического статуса, исчез- новение (20,5%) или уменьшение (57,3%) приступов сосудисто-нервной компрессии, сглаживание и/или исчезновение ТДР (63,5%), а также ухудшение состоя- ния (учащение приступов), появление нарушений ритма сердца, гипертонических кризов и клинико- инструментальных признаков хронической сердеч- ной недостаточности у 59 (33,7%) человек, включая 39 (37,1%) М и 20 (30,3%) Ж, что несколько выше данных литературы [3, 28]. Осуществленный ретроспек- тивный анализ медицинской документации (выпис- ки из лечебно-профилактических учреждений, амбу- латорные карты) 87 ПП (54 М и 33 Ж), а также ком- плексное их обследование выявили неконтролируе- мую АГ у 19 (21,8%) М и 17 (19,5%) Ж, аритмии сердца у 14 (16,1%) и 9 (10,3%) соответственно, психосоци- альное перенапряжение, ТДР, отсутствие мотивации (приверженности) выполнять рекомендации - у 21 (24,1%) и 7 (8,0%) соответственно. Эти сведения согласуются с данными ряда проектов [12, 27, 28]. Привлекают внимание результаты суточного мони- торирования артериального давления и электрокар- диограммы случайной выборки 19 М и 16 Ж. У ПП с АГ 1 и 2-й степени определены отклонения показате- лей суточного профиля артериального давления (66,6%) и кардиогемодинамики - эпизоды ишемии миокарда (60,0%) и нарушений ритма сердца (54,3%), в том числе и безболевые («немые») их формы (42,8 и 36,8% соответственно), что может сопровождаться неблагоприятным течением болезни и развитием жизнеугрожающих осложнений вплоть до внезап- ной сердечной смерти. Представленные данные сле- дует расценить как предикторы неблагоприятного течения постинфарктного кардиосклероза, включая развитие повторных коронарных событий и внезап- ной сердечной смерти, требующие своевременной диагностики и рационального лечения. Благодаря комплексной медико-психологической работе (уча- стковый врач, кардиолог и психолог, консультации профессора - руководителя проекта) со всеми 87 больными, перенесшими ИМ, достигнуты положи- тельные изменения в мотивации пациентов - к осо- знанному выполнению рекомендаций и активному участию в реализации индивидуальных лечебно- профилактических мероприятий. К окончанию пе- риода наблюдения (мониторинга) на основании ди- намики клинико-инструментальных параметров постинфарктных лиц значительное улучшение опре- делено у 21,7%, улучшение - у 47,5%, незначительное улучшение - у 15,3%, без динамики - у 4,8% и ухудше- ние - у 9,7% больных. Отсутствие изменений психо- соматических параметров и ухудшение состояния, как показал специальный ретроспективный анализ, объяснялись прежде всего низкой мотивацией на лечение, неуверенностью в себе и достижении цели несмотря на систематическую медико-психологиче- скую работу (36,5%), а также наличием АГ и ТДР (27,5%), АГ и СД типа 2 (27,5%), АГ, СД типа 2 и ТДР (8,5%). На основании представленных материалов разра- ботан рациональный медико-психологический мо- ниторинг (индивидуальный и общий) постинфаркт- ных больных, рекомендованный врачам амбулатор- но-поликлинической сети, включая кардиологов. Заключение Полученные результаты явились основанием для формирования базы данных «Психосоматический статус постинфарктных больных» и разработки практических рекомендаций по своевременной ди- агностике ИМ и оказанию неотложной помощи, ор- ганизации рационального медико-психологическо- го мониторинга постинфарктных больных с целью обеспечения результативного контроля их психосо- матического статуса, стабилизации состояния и про- филактики осложнений, включая улучшение каче- ства жизни.
×

About the authors

L. V Betuganova

Kh.M.Berbeov’s Kabardino−Balcarian State University, Russian Federation, Nalchik

A. A Elgarov

Kh.M.Berbeov’s Kabardino−Balcarian State University, Russian Federation, Nalchik

Email: mara- tusnn@mail.ru

M. B Baysultanova

Kh.M.Berbeov’s Kabardino−Balcarian State University, Russian Federation, Nalchik

M. A Elgarov

Kh.M.Berbeov’s Kabardino−Balcarian State University, Russian Federation, Nalchik

Email: maratusnn@mail.ru

M. A Kalmykova

Kh.M.Berbeov’s Kabardino−Balcarian State University, Russian Federation, Nalchik

References

  1. Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я. Смертность от сердечно - сосудистых и других неинфекционных заболеваний среди трудоспособного населения России. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2002; 3: 4-8.
  2. Ощепкова Е.В. Смертность населения от сердечно - сосудистых заболеваний в Российской Федерации и пути по ее снижению. Кардиология. 2009; 2: 267-72.
  3. Савилова В.В., Кондратьев А.И., Долгих В.Т., Торопов А.В. Критические состояния при инфаркте миокарда. Казан. мед. журн. 2007; 5: 177-9.
  4. Харченко В.И., Какорина Е.П., Корякин М.В. и др. Смертность от болезней системы кровообращения в России и в экономически развитых странах. Аналитический обзор официальных данных Госкомстата, МЗ и СР России, ВОЗ и экспертных оценок по проблеме. Рос. кардиол. журн. 2005; 2: 21-6.
  5. Van de Verf F, Bax J, Betriu A et al. ESC Committie for Practice Guidelines (CPG). Management of acute myocardial infarction in patients presenting with persistent ST-Segment elevation: the Task Force on the Management of ST-Segment Elevation Acute Myocardial Infarction of the European Society of Cardiology. Eur Heart J 2008; 29: 2909-45.
  6. Гоштаутас А., Шинкарева Л. Связь между инфарктом миокарда и смертности от этого заболевания и депрессией. Теория и практика медицины. 2002; 3: 182-7.
  7. Лебедева Н.Б., Лебедев О.В., Шаф Е.В. и др. Особенности психосоциального статуса больных инфарктом миокарда и их влияние на течение заболевания в зависимости от пола. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2007; 6 (1): 28-33.
  8. Барабаш Л.С., Коваленко О.В., Херасков В.Ю. и др. Новые организационные подходы оказания медицинской помощи при остром коронарном синдроме. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011; 10 (5): 43-7.
  9. Васюк Ю.А., Лебедев А.В., Довженко Т.В., Семиглазова М.В. Аффективные расстройства при остром инфаркте миокарда и возможности их коррекции тианептином. Терапевт. арх. 2010; 10: 28-33.
  10. Барбараш О.Л., Лебедева Н.Б., Каретникова В.Н. и др. Провоспалительные факторы и депрессия при инфаркте миокарда. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011; 10 (2): 53-60.
  11. Панкин О.А. Догоспитальные факторы больничной летальности при инфаркте миокарда. Клин. медицина. 2004; 4: 40-5.
  12. Никишин А.Г., Пирназаров М.М., Мамарасулов Т.М. Эффективность терапии ранней постинфарктной стенокардии высокими дозами симвастатина. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011; 10 (5): 26-9.
  13. Шукуров Р.Т., Курбанов Р.Д. Антиишемическая и антиангинальная эффективность длительного применения бисопролола у больных, перенесших инфаркт миокарда. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011; 2 (10): 60-8.
  14. American Heart Association. Heart Disease and Stroke Statistics. 2004 Update. Dallas, TX: American Heart Association; 2003. URL: http// www.americanheart.org/presenter/jhtml. Accessed November 15, 2003.
  15. Ertl G, Bauer W. Advances in managing heart failure failure and sudden cardiac death: reverse remodeling by drugs? Eur Heart J 2003; 1: 45-53.
  16. Оганов Р.Г., Фомина И.Г. Кардиология. Руководство для врачей. М.: Медицина. 2004; с. 397-480.
  17. Аронов Д.М., Бубнова М.Г., Иванова Г.Е. Организационные основы кардиологической реабилитации в России: современный этап. CardioCоматика. Диагностика, лечение, реабилитация и профилактика. 2012; 4: 5-11.
  18. Аронов Д.М., Соколова О.Ю., Гутковская Л.А. Воплощение идеи вторичной профилактики коронарной болезни сердца в реальной практике. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2007; 1 (6): 103-18.
  19. Ким Л.Б., Путятина А.Н. Динамика биохимических маркеров репаративного фиброза при осложненном течении инфаркта миокарда. Кардиология. 2010; 12: 10-4.
  20. Блужас И.Н., Малинаускене В.А., Азаравичене А.П. и др. Влияние некоторых факторов риска на возникновение инфаркта миокарда у водителей - профессионалов Каунаса. Кардиология. 2003; 12: 26-9.
  21. Тхостов А.Ш., Сыркин А.Л. и др. Клинические и психологические аспекты реакции на болезнь (к проблеме нозогений). Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1997; 2: 4-9.
  22. Смулевич А.Б., Сыркин А.Л., Сулимов В.А. и др. Психогенно - провоцированные ангинозные состояния (к проблеме психосоматических реакций у больных ишемической болезнью сердца). Кардиология. 2004; 8: 20-6.
  23. Фолков Б.А. Эмоциональный стресс и его значение для сердечно - сосудистых заболеваний. Кардиология. 2007; 10: 4-11.
  24. Аникин В., Жуков Н., Николаева Т. Инфаркт миокарда у мужчин старше 70 лет. Врач. 2011; 8: 67-9.
  25. Никишин А.Г., Курбанов Р.Д., Пирназаров М.М. Время госпитализации и исходы острого инфаркта миокарда у пожилых больных центрально - азиатского региона. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2012; 11 (2): 53-7.
  26. Верткин А.Л. Острый коронарный синдром: современное ведение пациента на догоспитальном и стационарном этапах. Врач скорой помощи. 2013; 2: 4-24.
  27. Марцевич С.Ю., Гинзбург М.Л., Кутишенко Н.П. и др. Исследование ЛИС (Люберецкое исследование смертности, перенесших острый инфаркт миокарда): портрет заболевшего. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011; 10 (6): 89-93.
  28. Марцевич С.Ю., Гинзбург М.Л., Кутишенко Н.П. и др. Люберецкое исследование смертности (исследование ЛИС): факторы, влияющие на отдаленный прогноз жизни после перенесенного инфаркта миокарда. Профилактическая медицина. 2013; 2(16): 32-8.
  29. Гринберг М.Л., Габинский Я.Л. Острые психозы в реанимационном периоде лечения инфаркта миокарда. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2006; 5 (7): 50-5.
  30. Цивилько М.А., Коркина М.В., Моисеев В.С. и др. Условия формирования психических нарушений при инфаркте миокарда. Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1991; 5: 52-5.
  31. Justic M. Does “ICU psychosis” really exist? Crit Care Nirse 2000; 20: 28-37.
  32. Ely E.W, Shintani A, Bernard G et al. Delirium in the ICU is associated with prolonged length of stay in the hospital and higher mortality [abstract]. Am J Respir Crit Care Med 2002; 165: A23.
  33. Antman E.M, Ande D.T, Armstrong P.W et al. ACC/AHA Guidelines for the Management of Patients With ST-Elevation Myocardial Infarction. Circulation 2004; 110: 282-92.
  34. Васюк Ю.А., Лебедев А.В. Депрессия, тревога и инфаркт миокарда: все только начинается. Часть I. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2007; 3: 41-51.
  35. Стаценко М.Е., Спорова М.Е., Шишлина Н.Н. и др. Терапевтические возможности адаптола в раннем постинфарктном периоде с тревожными расстройствами. Кардиология и сердечно - сосудистая хирургия. 2011; 4: 41-7.

Copyright (c) 2014 Betuganova L.V., Elgarov A.A., Baysultanova M.B., Elgarov M.A., Kalmykova M.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies