Predictors of development of cardiovascular events after stenting of coronary arteries at patients with obesity



Cite item

Full Text

Abstract

Aim. Study predictors of development of cardiovascular events after stenting of coronary arteries at patients with the coronary heart disease (CHD) with obesity.Material and methods. The study population included 186 (54,4±9,1 years) patients with coronary artery disease (CAD) and obesity undergoing percutaneous coronary intervention (PCI) with bare-metal stenting and at least 12 months of follow. The all patients research main and additional metabolic risk factors and epicardial fat thickness (EFT) with determination of echocardiography. Cardiovascular events were registered at 58 (31%) patients. The lipoprotein a - LP(а), leptin, blood glucose, interlaken-6, diastolic arterial pressure and index prevalence of coronary atherosclerosis on Gensini scale became predictors of cardiovascular events. The indicator of EFT showed interrelation with risk of a cardiovascular events. Conclusion. Determination of additional parameters of a lipid profile, carbohydrate metabolism, pro-inflammatory activity of plasma, neurohumoral activity of visceral fat and degree of epicardial adiposity is necessary for the purpose of formation of group of high risk of complications and carrying out prevention of risk factors before carrying out a coronary revascularization.

Full Text

Ч рескожные коронарные вмешательства (ЧКВ) со стентированием коронарных артерий (КА) являются эффективным методом лечения ишемической болезни сердца (ИБС). До настоящего времени остается актуальной проблема риска разви- тия рестеноза КА после стентирования [1]. Один из важных факторов сердечно-сосудистого риска - ожирение. Известно, что при увеличении массы тела гиперплазия и гипертрофия адипоцитов происходят не только в подкожно-жировой клетчатке абдоми- нальной области, но и в эктопических жировых депо, в том числе эпикардиальном [2]. Эпикардиальная жи- ровая ткань (ЭЖТ) является гормонально-активной, вырабатывает десятки биологически активных ве- ществ, оказывающих провоспалительное, проатеро- генное, протромбогенное влияние на КА через паракринные механизмы [3]. Выявлено, что у пациентов с ИБС после аортокоронарного шунтирования опре- деляются более низкие концентрации адипонектина и более высокие концентрации интерлейкина (ИЛ)-6 в ЭЖТ в сравнении с пациентами без ИБС, оперированными по поводу патологии клапанного аппарата [4]. К настоящему времени связь эпикарди- ального ожирения и других метаболических факто- ров с прогнозом после стентирования КА остается мало изученной. Цель исследования. Изучить предикторы развития неблагоприятных сердечно-сосудистых событий (ССС) после стентирования КА у пациентов с ИБС на фоне ожирения. Материалы и методы Исследование проводилось на базе ГБОУ ВПО АККД (Барнаул) в период с 2009 по 2012 г. В иссле- дование включали всех пациентов со стенокардией напряжения II-IV функциональных классов и об- щим ожирением 1-3-й степени, индексом массы тела (ИМТ) ≥30 кг/м2, поступивших в диспансер для планового проведения ЧКВ со стентированием КА. В исследование не включали пациентов с сахарным диабетом типа 2 и тяжелой сопутствующей патоло- гией. В исследование были включены 186 мужчин (средний возраст 54,4±9,1 года), период наблюде- ния после стентирования составил 9,4±1,2 мес. Ре- шение о проведении ЧКВ принималось на основа- нии клинических данных и результатов коронаро- ангиографии (КАГ), выполненной до начала на- стоящего исследования. По результатам КАГ был рассчитан индекс распространенности коронар- ного атеросклероза (ИКА) по методике, описанной Gensini и соавт. (1990 г.). При расчете этого показа- теля выделялись 8 сегментов КА: 1) основной ствол левой КА; 2) передняя нисходящая артерия; 3) круп- ная диагональная ветвь левой КА; 4) первая септаль- ная ветвь левой КА; 5) огибающая артерия; 6) круп- ная ветвь тупого края или желудочковая ветвь; 7) права КА; 8) задняя нисходящая ветвь. Определя- лось, какая часть сегмента (по протяженности) по- ражена атеросклерозом (независимо от степени стеноза), затем это значение умножалось на коэф- фициент, присвоенный каждому из сегментов. Ин- дексы распространенности изучаемых сегментов складывались, и, соответственно, общий ИКА при- нимал значение от 0 до 100%, а также косвенно от- ражалась степень поражения коронарного дерева атеросклерозом [5]. ЧКВ со стентированием одной КА проводилось в плановом порядке на ангиокомплексе Integris 3000 (Phillips, Голландия) стентами без лекарственного по- крытия Sinus (Россия). После ЧКВ наблюдение паци- ентов было продолжено в амбулаторных условиях в кабинете восстановительного лечения поликлини- ческого отделения диспансера. С целью оценки ис- ходов реваскуляризации наблюдение проводилось на протяжении 1 года (9,4±1,2 мес). Пациенты при- глашались на прием с периодичностью 1 раз в 3 мес или в любой срок при ухудшении состояния здо- ровья. За сердечно-сосудистые исходы в исследовании принимались: развитие острого коронарного син- дрома, повторная реваскуляризация миокарда (аортокоронарное шунтирование или ангиопала- стика со стентированием), рестенозы в зоне стенти- рования или новые стенозы с появлением клиники стабильной стенокардии или безболевой ишемии миокарда, а также смерть от сердечно-сосудистых причин. Рестенозом КА считали значимое (≥50%) сужение просвета сосуда в месте вмешательства. Ди- агностика рестенозов и новых стенозов КА проводи- лась при проведении повторной КАГ у пациентов с возобновлением болевого синдрома в грудной клет- ке и/или появлением признаков ишемии миокарда на электрокардиограмме при проведении теста с фи- зической нагрузкой. Методы исследования При включении в исследование измеряли рост и массу тела пациента, рассчитывали ИМТ по формуле: масса тела (кг)/рост (м2). При ИМТ ≥30 кг/м2 диагно- стировалось общее ожирение (Всероссийское на- учное общество кардиологов - ВНОК, 2009) [6], при окружности талии (ОТ) ≥80 см у женщин и ≥94 см - у мужчин - абдоминальное ожирение (ВНОК, 2009) [6]. До проведения ЧКВ у всех пациентов определяли уровень общего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ), холестерина липопротеинов высокой плотно- сти (ЛПВП) и низкой плотности (ЛПНП), глюкозы. Определение липопротеина (а) - ЛП(а), аполипо- протеина В (АпоВ) и аполипопротеина А-1 (АпоА-1) проводилось с использованием метода, основанного на измерении иммунопреципитации, усиленной по- лиэтиленгликолем при 340 нм. Для определения уровня ЛП(а), АпоВ и АпоА-1 использовались наборы ThermoFisher. С целью оценки инсулинорезистент- ности проводилось определение инсулина и индекса HOMA-IR по формуле: [инсулин натощак (мкМЕ/мл) глюкоза крови натощак (ммоль/л)]/22,5. Уровень лептина, адипонектина и резистина, а также кон- центрацию ИЛ-6 и фактора некроза опухоли a (ФНО-a) в сыворотке крови определяли методом им- муноферментного анализа (наборы BioSource, Бель- гия). До проведения ЧКВ всем пациентам производи- ли суточное мониторирование артериального давле- ния (АД) с помощью аппарата TM-2421 (А & D, Япо- ния) с регистрацией среднесуточных цифр систоли- ческого и диастолического АД (САД/ДАД) [7]. Нагру- зочные тесты проводились методом велоэргометрии на аппарате Burdick (Siemens, Германия). Положи- тельным результат теста считался при появлении ишемических изменений на электрокардиограмме в виде депрессии ST ≥1 мм в двух смежных отведениях и/или появлении типичного ангинозного приступа. Эпикардиальное ожирение оценивалось методом трансторакальной эхокардиографии в В-режиме на аппарате Vivid 5 (General Electrics, США) с механиче- ским секторным датчиком 3,5 МГц. Толщина ЭЖТ (тЭЖТ) измерялась в левой стандартной парастер- нальной позиции по длинной оси левого желудочка за свободной стенкой правого желудочка в конце си- столы по линии максимально перпендикулярно фиб- розному кольцу аортального клапана, которое ис- пользовалось как анатомический ориентир [8]. Статистический анализ данных выполнен в цент- ре «Биостатистика» (e-mail: leo.biostat@gmail.com). Процедуры статистического анализа выполнялись с помощью статистических пакетов Statistica 10 и SPSS- 21. Критическое значение уровня статистической значимости при проверке нулевых гипотез принима- лось равным 0,05. Проверка нормальности распреде- ления количественных признаков в группах сравне- ния проводилась с использованием критериев Колмо- горова-Смирнова, Шапиро-Уилка. Дескриптивные статистики в тексте представлены как M±SD, где М - среднее, а SD - стандартное отклонение, при нор- Таблица 1. Сравнительная характеристика мужчин с разными исходами после ЧКВ Группы ФР ССС (+), n=58 ССС (-), n=127 p Возраст, годы 56,1±8,4 55,4±6,5 0,499 ИМТ, кг/м2 34 (30,5; 38) 34 (32;37) 0,913 ОТ, см 95 (91; 102) 95 (93; 99) 0,516 САД, мм рт. ст. 150 (130; 160) 150 (130; 156) 0,317 ДАД, мм рт. ст. 90 (80; 100) 90 (80; 100) 0,252 ОХС, ммоль/л 5,41±0,87 5,42±1,2 0,982 ЛПВП, ммоль/л 0,98 (0,9; 1,2) 0,97 (0,88; 1,09) 0,193 ЛПНП, ммоль/л 3,3 (2,3; 4,0) 3,2 (2,0; 4,0) 0,372 ТГ, ммоль/л 1,9 (1,6; 2,3) 1,8 (1,5; 2,3) 0,627 АпоА-1, г/л 1,1 (0,9; 1,3) 1,2 (0,9; 1,3) 0,258 АпоВ, г/л 1,2 (0,9; 1,3) 1,1 (0,9; 1,3) 0,539 ЛП(а), мг/л 450 (280; 600) 276 (167; 450) <0,001 Глюкоза, ммоль/л 5,3 (4,8; 6,6) 5,3 (4,7; 5,9) 0,123 Инсулин, (мкМЕ/мл) 8,1 (4,8; 16,1) 5,7 (2,0; 11,6) 0,021 НОМА-IR 2 (1,1; 4,2) 1,3 (0,5; 2,9) 0,014 тЭЖТ, мм 7,0 (5,0; 9,0) 5,0 (4,0; 8,0) 0,013 ФНО-a, пг/мл 6,0 (4,3; 12,2) 7,0 (5,3; 10,5) 0,246 ИЛ-6, пкг/мл 9,2±5,2 6,1±5,3 <0,001 Лептин, нг/мл 13,3 (8,6; 18,9) 9,6 (6,7; 14,7) <0,001 Адипонектин, мкг/мл 8,0 (5,3; 13,1) 8,9 (5,5; 14,3) 0,226 Резистин, нг/мл 10,0 (5,6; 15,7) 8,0 (5,6; 12,9) 0,223 ИКА, % 31,0±8,8 27±7,2 0,002 Примечание. Здесь и далее в табл. 3. ССС (+)/(-) - группы пациентов с наличием или отсутствием ССС; р - уровень достигнутой статистической значимости при сравнении мужчин в группах с ССС (+) и ССС (-). мальном распределении признака; и как Me (НКв; ВКв), где Me - медиана, НКв - нижний квартиль; ВКв - верхний квартиль, при ненормальном распределение признака. Для сравнения центральных параметров групп использовались параметрические и непарамет- рические методы: t-критерий Стьюдента или U-крите- рий Манна-Уитни. При проведении частотного ана- лиза использовался тест Пирсона Хи-квадрат. Для из- учения взаимосвязи между одним качественным при- знаком (ССС), выступающим в роли зависимого, ре- зультирующего показателя, и подмножеством количе- ственных признаков использовался метод дискрими- нантного анализа с пошаговым алгоритмом включе- ния предикторов. Результаты дискриминантного ана- лиза представлены набором коэффициентов дискри- минантных функций, достигнутыми уровнями значи- мости для каждого коэффициента, а также таблицами переклассификации анализируемых наблюдений с помощью дискриминантных функций. Результаты Оценить исходы ЧКВ со стентированием удалось у 185 пациентов, 1 пациент выпал из исследования в связи с потерей контакта с ним. За период наблюдения ССС произошли у 58 (31,3%) человек, при этом у 1 пациента регистрировалось от одного до трех ССС. Так, были зарегистрированы 1 (0,5%) случай внезапной смерти, 6 (3,2%) случаев острого коронарного синдрома, 10 (5,4%) случаев повторной реваскуляризации, 52 (28%) случая воз- обновления клиники стабильной стенокардии или безболевой ишемии, в том числе 32 (17,3%) случая были связаны с рестенозом в зоне стента. В зависи- мости от наличия осложнений все больные были разделены на группы: группа ССС (+) - 58 человек и группа ССС (-) - 127 больных. Сравнительная характеристика пациентов в груп- пах в зависимости от наличия или отсутствия ССС представлена в табл. 1. Сравнительный анализ групп показал, что мужчи- ны в сравниваемых группах не отличались по возрас- ту (см. табл. 1). Анализ показателей ожирения выявил различия между группами только по значению тЭЖТ, которая была выше в группе с ССС (+). Значимых раз- личий средних значений ИМТ и ОТ в группах сравнения выявлено не было. У мужчин с разными исходами ЧКВ не было отмечено статистически значимых различий исходных среднесуточных цифр САД и ДАД, а также значений основных показа- телей липидного спектра крови. В группе пациентов с развитием ССС в течение 1 года после стентирова- ния были выявлены более высокие исходные показа- тели ЛП(а). При оценке углеводного обмена было об- наружено, что у пациентов с ССС (+) более высокие показатели инсулина и индекса НОМА-IR. Кроме то- го, установлено, что у мужчин с ССС (+) исходно бы- ли более высокие значения концентрации ИЛ-6, чем у мужчин в группе без ССС (-). При анализе уровня адипокинов было выявлено, что у мужчин в группе с ССС (+) отмечались более высокие значения уровня лептина. Наблюдалась тенденция к более низким по- казателям адипонектина и более высоким показате- лям резистина, но различия были статистически не- значимыми. В группе с ССС были более высокие значения ИКА, характеризующие степень тяжести поражения коронарного русла. Предикторы неблагоприятного исхода после ЧКВ со стентированием у пациентов с ожирением Далее нами для оценки связи изучаемых факторов риска (ФР) с развитием ССС был проведен дискрими- Таблица 2. Предикторы ССС, включенные в дискриминантную функцию у мужчин n=185 Discriminant Function Analysis Summary Step 6, ССС (2 группы) Wilks' Lambda: 0,73166 approx.F(6,177)=10,819 p<0,0000 Wilks' Lambda Partial Lambda F-remove (1,177) p-value Toler. 1-Toler. (R-Sqr.) ЛП(а) 0,803868 0,910174 17,46828 0,000046 0,984439 0,015561 Лептин 0,776186 0,942635 10,77157 0,001242 0,890622 0,109378 ИКА 0,747448 0,978877 3,81940 0,052238 0,928061 0,071939 Глюкоза 0,756630 0,966998 6,04063 0,014943 0,947009 0,052991 ИЛ-6 0,757624 0,965730 6,28104 0,013106 0,838521 0,161479 ДАД 0,750821 0,974481 4,63522 0,032676 0,881001 0,118999 Примечание. Wilks'Lambda - лямбда Уилкса; Partial Lambda - частная лямбда Уилкса; F-remove - F-включение; р-value - уровень статистической значимости; Toler. - толерантность; 1-Toler. (R-Sqr.) - R-квадрат. Таблица 3. Таблица переклассификации Группа Классификационная матрица Процент переклассификации ССС (+), p=0,30978 ССС (-), p=0,69022 ССС (+) 53,44828 31 27 ССС (-) 88,18898 15 112 Общий процент 77,29729 46 139 натный анализ с пошаговым алгоритмом включения предикторов. При проведении дискриминации с целью анализа взаимосвязи количественных ФР с развитием ССС в течение 1 года после стентирования у мужчин было ис- пользовано 6 шагов, в результате которых были включе- ны предикторы в дискриминантную функцию. Поша- говое включение предикторов приведено в табл. 2. Таким образом, наиболее неблагоприятной сово- купностью предикторов, связанных с ССС после стентирования у пациентов с ожирением, стали: ЛП(а), лептин, ИКА, глюкоза, ИЛ-6 и цифры ДАД. При анализе таблицы переклассификации выявле- но, что общий процент правильной переклассифи- кации составил 77%, это является хорошим результа- том. При использовании совокупности 6 предикто- ров, включенных у мужчин в дискриминантную функцию, правильно квалифицирован был 31 (53%) пациент с ССС (+) из 58 случаев реально возникших ССС в течение 1 года (табл. 3). Обсуждение В проведенном исследовании ССС в течение 1 года возникли у 31,3% мужчин. Эти данные подтвер- ждаются другими исследованиями, проведенными ранее. Так, в одном из них смертность через 6 мес после ангиопластики составила 0,52% у мужчин, ре- стенозы возникали в 27,6% случаев [9]. При анализе ССС в нашем исследовании было выявлено, что 55% всех осложнений связаны с рестенотическим про- цессом в зоне стентирования. Эпикардиальный жир имеет тесные анатомиче- ские связи с миокардом, кроме того, обладает гор- мональной активностью [2]. Нами была выявлена связь показателя эпикардиального ожирения - тЭЖТ с возникновением ССС. Доказано, что количе- ство эпикардиального жира коррелирует со степе- нью висцерального ожирения в организме [10]. Именно поэтому у пациентов с более высокими по- казателями тЭЖТ выше объем и общей висцераль- ной жировой ткани, продуцирующей нейрогумо- ральные факторы, участвующие в процессах атеро- генеза. Ранее проводились исследования только для изучения взаимосвязи тЭЖТ с наличием или тя- жестью коронарного атеросклероза. Так, в исследо- вании, проведенном в Корее (n=557), было выявлено, что увеличение тЭЖТ более 3 мм являлось неза- висимым ФР коронарного атеросклероза с наличи- ем стенозов КА >50% [11]. В другом исследовании показатель тЭЖТ >7,6 мм ассоциировался с более тяжелым поражением коронарного русла [12]. Однако исследования для изучения взаимосвязи тЭЖТ с прогнозом пациентов после реваскуляриза- ции миокарда до настоящего времени не изучались. Возможно, эпикардиальный жир через паракрин- ные механизмы оказывает неблагоприятное влия- ние на коронарное русло, в том числе в зоне стенти- рования, поддерживая воспалительную реакцию эн- дотелия, пролиферацию и миграцию гладкомышеч- ных клеток (ГМК) сосудов, играющих важную роль в патогенезе атеросклероза и рестеноза. В нашем исследовании у пациентов с развитием ССС в течение 1 года были более высокие показате- ли лептина. Кроме того, лептин вошел в совокуп- ность предикторов неблагоприятных ССС. Так, к на- стоящему времени доказано, что лептин в повышен- ных концентрациях стимулирует эндотелиоз, уча- ствует в формировании окислительного стресса, пролиферации ГМК сосудистой стенки [13]. Кроме того, было выявлено, что лептин блокирует дей- ствие NО-синтазы, индуцирует эндотелиальную дисфункцию и способствует развитию атероскле- роза [14]. Было показано, что полиморфизм генов лептина (LEP 2548G/A и LEP 188С/А) - генетиче- ский предиктор рестеноза КА [15]. Нами была получена связь ЛП(а) с риском возник- новения ССС. Ранее было изучено, что ЛП(а) участвует в процессе сосудистого воспаления, индуцируя экс- прессию молекул адгезии на эндотелий сосудов, хемо- таксис моноцитов и пролиферацию ГМК [16]. Кроме того, было выявлено, что ЛП(а), циркулируя в кровото- ке, стимулирует продукцию провоспалительных цито- кинов сосудистым эндотелием [17]. В одном из иссле- дований, проведенном в Японии, ЛП(а) был связан с риском развития рестеноза. Так в этом исследовании у пациентов с рестенозом были более высокие показа- тели ЛП(а), кроме того, при проведении регрессион- ного анализа ЛП(а) показал себя как независимый предиктор рестеноза [18]. В другом исследовании (n=1834) ЛП(а) ассоциировался с риском возникнове- ния рестеноза у пациентов со стентированием КА стентами с лекарственным покрытием [19]. Также в нашем исследовании связь с ССС была вы- явлена с ИЛ-6. В другом ранее проведенном исследо- вании у 36 пациентов с острым инфарктом миокарда и стентированием КА было доказано, что повышение концентрации ИЛ-6 ассоциировалось с риском ре- стеноза при проведении контрольной КАГ через 12 мес после вмешательства [20]. В нашем исследовании у пациентов с развитием ССС были более выраженные нарушения углеводно- го обмена перед проведением стентирования. Была доказана связь инсулинорезистентности с основны- ми сердечно-сосудистыми ФР [21]. Было выявлено влияние гиперинсулинемии на снижение синтеза ок- сида азота эндотелием с возникновением вазокон- стрикции, также изучена роль инсулина в стимуля- ции факторов роста и коллаген-синтетазы, мигра- ции и пролиферации ГМК сосудов, что может являть- ся одним из механизмов развития рестеноза в зоне стентирования [22]. В одном из исследований (n=77) возникновение рестеноза при имплантации голло- металического стента было связано с повышенными показателями индекса HOMA-IR и постпрандиаль- ным уровнем глюкозы крови [23]. В другом была вы- явлена связь гликированного гемоглобина с основ- ными ССС после ЧКВ со стентированием у пациен- тов без сахарного диабета типа 2 [24]. Таким образом, важную роль в риске развития ССС у пациентов с ожирением играют нейрогуморальная активность висцеральной жировой ткани, нарушение углеводного обмена, провоспалительная активность плазмы, степень эпикардиального ожирения и уро- вень ЛП(а), которые являются патогенетическими ме- ханизмами, связывающими сердечно-сосудистые осложнения и ожирение. Полученные нами данные могут быть использованы перед плановым стентиро- ванием КА для стратификации риска осложнений и проведением предоперационной подготовки. Заключение Точность стратификации риска развития сердеч- но-сосудистых осложнений после ЧКВ у пациентов с ИБС нередко зависит от степени изученности пред- операционной клинической ситуации у больного. Степень выраженности метаболических нарушений, а также наличие ассоциированных состояний, в том числе ожирения, могут значимо увеличивать этот риск. Определение дополнительных параметров ли- пидного спектра, углеводного обмена, провоспали- тельной активности плазмы, нейрогуморальной ак- тивности висцерального жира и степени эпикарди- ального ожирения необходимо с целью формирова- ния групп высокого риска осложнений и проведения коррекции факторов риска перед плановой реваску- ляризацией миокарда и при дальнейших реабилита- ционных мероприятиях.
×

About the authors

N. G Veselovskaya

SCIENTIFIC RESEARCH INSTITUTE of integrated problems of cardio-vascular diseases SB RAMS, Kemerovo; Altai Krai cardiological clinic, Barnaul

Email: nadezhda100@rambler.ru

G. A Chumakova

SCIENTIFIC RESEARCH INSTITUTE of integrated problems of cardio-vascular diseases SB RAMS, Kemerovo; Altai State Medical University of the Ministry of health of Russia, Barnaul

Email: g.a.chumakova@mail.ru

O. V Gritsenko

SCIENTIFIC RESEARCH INSTITUTE of integrated problems of cardio-vascular diseases SB RAMS, Kemerovo; Altai State Medical University of the Ministry of health of Russia, Barnaul

Email: qritzenko.olesia@mail.ru

N. G Mironova

Altai Krai cardiological clinic, Barnaul

Email: g.a.chumakova@mail.ru

References

  1. Dogdu O, Yarlioglues M, Kaya M.G et al. Long term clinical outcomes of brachytherapy, bare - metal stenting, and drug - eluting stenting for de novo and in - stent restenosis lesions: Five year follow - up. Cardiol J 2011; 18 (6): 654-6.
  2. Чумакова Г.А., Веселовская Н.Г., Козаренко А.А. Эпикардиальное жировое депо: морфология, диагностика, клиническое значение. Сердце. 2011; 10 (3): 143-7.
  3. Mazurek T, Zhang L, Zalewski A et al. Human epicardial adipose tissue is a source of inflammatory mediators. Circulation 2003; 108 (20): 2460-6.
  4. Eiras S, Teijeira-Fernández E, Shamagian L.G et al. Extension of coronary artery disease is associated with increased IL-6 and decreased adiponectin gene expression in epicardial adipose tissue. Cytokine 2008; 43 (2): 174-80.
  5. Gensini G.G. A more meaningful scoring system for determining the severity of coronary heart disease. Am J Cardiol 1983; 51 (3): 606.
  6. Национальные клинические рекомендации «Диагностика и лечение метаболического синдрома» (второй пересмотр). Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2009;8 (6; Прил. 2): 4-6.
  7. Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (4-ый пересмотр). М., 2010.
  8. Iacobellis G, Willens H.J. Echocardiographic Epicardial Fat: A Review of Research and Clinical Applications. JASE 2009; 22 (12): 1311-9.
  9. Carcagni A, Milone F, Zavalloni D et al. Absence of gender difference in immediate and long - term clinical outcomes after percutaneous transluminal coronary angioplasty in the stent era. Eur Heart J 2003; 24: 478-86.
  10. Iacobellis G, Assael F, Ribaudo M.C et al. Epicardial fat from echo - cardiography: a new method for visceral adipose tissue prediction. Obes Res 2003; 11 (2): 304-10.
  11. Ahn S.G, Lim H.S, Joe D.Y. Relationship of epicardial adipose tissue by echocardiography to coronary artery disease. Heart 2008; 94 (3): 7-13.
  12. Jeong J.W, Jeong M.H, Yun K.H et al. Echocardiographic epicardial fat thickness and coronary artery disease. Circ J 2007; 71 (4): 536-9.
  13. Han S.H, Quon M.J, Koh K.K. Reciprocal relationships between abnormal metabolic parameters and endothelial dysfunction. Curr Op Lipidol 2007; 18 (1): 58-65.
  14. Piatti P, Di Mario C, Monti L.D. Association of insulin resistance, hyperleptinemia, and impaired nitric oxide release with in - stent restenosis in patients undergoing coronary stenting. Circulation 2003; 108 (17): 2074-81.
  15. Bienertová-Vask J.A, Hlinomaz O, Vask A. Are common leptin promoter polymorphisms associated with restenosis after coronary stenting? Heart Vessels 2007; 22 (5): 310-5.
  16. Ichikawa T, Unoki Н, Sun Н et al. Lipoprotein(a) promotes smooth muscle cell proliferation and dedifferentiation in atherosclerotic lesions of human apo(a) transgenic rabbits. Am J Pathol 2002; 160 (1): 227-36.
  17. Fan J, Watanabe Т. Inflammatory reactions in the pathogenesis of atherosclerosis. J Atherosclerosis and Thrombosis 2003; 10 (2): 63-71.
  18. Kamitani T, Taniguchi T, Miyai N. Association between plasma lipoprotein (a) concentration and restenosis after stent implantation. Circ J 2005; 69 (6): 644-9.
  19. Qin S.Y, Liu J, Jiang H.X. Association between baseline lipoprotein - levels and restenosis after coronary stenting: Meta - analysis of 9 cohort studies. Atherosclerosis 2013; 227 (2): 360-6.
  20. Szkodzinski J, Blazelonis A, Wilczek K et al. The role of interleukin- 6 and transforming growth factor - beta1 in predicting restenosis within stented infarct - related artery. Int J Immunopathol Pharmacol 2009; 22 (2): 493-500.
  21. Wang L, Goalstone M.L, Draznin B. Molecular mechanisms of insulin resistance that impact cardiovascular biology. Diabetes 2004; 53: 2735-40.
  22. Bonora E, Kiechl S, Willeit J et al. Insulin resistance as estimated by homeostasis model assessment predicts incident symptomatic cardiovascular disease in Caucasian subjects from the general population: the Bruneck Study. Diabetes Care 2007; 30: 318-24.
  23. Lima-Filho M.O, Figueiredo G.L, Foss-Freitas M.C. Predictors of restenosis after percutaneous coronary intervention using bare - metal stents: a comparison between patients with and without dysglycemia. Braz J Med Biol Res 2010; 43 (6): 572-9.
  24. Corpus R.A, O’Neill W.W, Dixon S.R. Relation of hemoglobin A1c to rate of major adverse cardiac events in nondiabetic patients under - going percutaneous coronary revascularization. Am J Cardiol 2003; 92: 1282-6.

Copyright (c) 2014 Veselovskaya N.G., Chumakova G.A., Gritsenko O.V., Mironova N.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies